Поход для малышей

Материал из Летний лагеря
Перейти к: навигация, поиск
350x400m.jpg

Детский туризм, как правило, рассматривают как один из методов оздоровления и закаливания. В малышевой педагогике он обычно представлен в форме «слетов»: на большой полянке собирают детей и устраивают для них эстафеты и состязания. По большому счету, такие слеты мало отличаются от традиционных спортивных досугов и праздников.

Это ничуть не умаляет их достоинств: дети гуляют и играют на свежем воздухе, им весело, обстановка необычная. Все рождает ощущение праздника.

Но от туризма здесь очень мало. Точнее, от психологии туризма.

Сердцевина туризма — это поход, путь к цели и, соответственно, преодоление препятствий, на пути к этой цели встретившихся. Поход — не просто «физкультурно-оздоровительное мероприятие на свежем воздухе». Это прежде всего перемещение в другую психологическую реальность, требующую особого поведения, предъявляющую особые требования к личностным проявлениям. Что представляет собой «взрослый» поход? Группа людей движется по какому-то маршруту. Двигаться нелегко, потому что путники идут под рюкзаками. В рюкзаках — продукты и вещи, позволяющие обустроить временное жилище.

В назначенном месте разбивают лагерь и готовят пищу.

Романтика походов связана с временным отказом от привычных форм быта: кочевой образ жизни (вместо оседлого), отсутствие удобств городской цивилизации, простая пища, приготовленная на костре.

Наградой за напряжение пути и установку лагеря становится общая трапеза. Это апогей перехода, точка единения группы, время всеобщей симпатии и благодарности друг к другу, переживание коллективного «мы».

Если задача пикника — коллективное расслабление, то задача похода — более сложное коллективное переживание. Даже движение по несложному маршруту — экстремальная ситуация, требующая от участников мобилизации всех личностных ресурсов — и физических, и психологических. Ощущение риска придает всему событию особую остроту и позволяет полнее пережить достижение цели — и на коллективном, и на индивидуальном уровне.

В силу этих особенностей туризм — очень эффективное средство подростковой педагогики, канализирующее потребность подростков в риске и их желание ощущать себя принадлежащими «стае».

Но использовать педагогические возможности похода можно и в работе с маленькими детьми, достигшими пяти-шести лет, — то есть с того возраста, когда они дорастают до сюжетно-ролевых игр и обучаются участвовать в играх с правилами.


Мы пойдем в настоящий поход!

Педагогическим средством поход малышей становится только в том случае, если он сочетает в себе элементы сюжетно-ролевой игры со структурными элементами настоящего похода. С чем это можно сравнить? Ну, например, с набором детской игрушечной посуды. Чайный сервиз может быть пластмассовым, а может быть фарфоровым. Пластмассовая посуда — «не настоящая», это лишь имитация. А фарфоровая посуда — настоящая. В фарфоровые чашечки действительно можно наливать чай. Из них можно пить, их нужно мыть. А при небрежном отношении их можно разбить. Но при этом они остаются кукольными, детскими, игрушечными.

Так же и с походом малышей. Дети должны идти по настоящему маршруту к настоящей цели. Это значит, что маршрут должен быть незнакомым и сопряженным с препятствиями. Незнакомый маршрут можно проложить даже в знакомом лесопарке: достаточно сойти с привычной тропинки и пойти «по бездорожью». Препятствия возникнут «сами собой» — в результате природных особенностей местности.

К примеру, глубокий овраг. Спуститься по склонам на дно всегда немного страшновато: на дне темнее, вдруг там кто-нибудь есть? Это требует усилий и осторожности. Наверх карабкаться тоже непросто: на крутизне приходится вставать на четвереньки.

Заросли кустарников. То ли их надо обходить, то ли надо найти лазейку. А может быть, следует расчистить путь для группы, убрав валежник и обломив сухие веточки. Задача, требующая действенного решения.

Переправа через ручей. Ручеек, конечно, узенький и мелкий. Но промочить ноги в нем можно. Каждый настоящий турист понимает, что делать этого не следует.

Препятствия — скорее, не препятствия в действительном смысле слова, а просто «неровности» пути на пересеченной местности. Но они обыгрываются (сюжетная составляющая походной игры), сложность их преодоления оговаривается, специально нагнетается. Перед каждым новым этапом ведущий (командир группы, отряда) перечисляет «опасности», которые могут быть связаны с переходом: «Посмотрите: здесь нет настоящего моста. Только бревно. Можно оступиться и промочить ноги. Можно удариться и поцарапаться. А можно испачкать воду и рассердить лесовика. Тогда он начнет нам мешать двигаться по лесу. Переправляемся по одному, никто не толкается, все внимательно смотрят, не произошло ли что-нибудь непредвиденное с членом вашей группы, идущим перед вами. И главное — не шуметь. Не нужно привлекать к себе лишнего внимания. Вас могут заметить недруги. А вы в любой момент должны услышать команду ведущего — даже если она произносится шепотом».

Так преодоление препятствий приобретает для ребенка психологическую ценность: «Было трудно, но я это сделал!». Кроме того, движение с препятствиями дает основание ведущему требовать от группы организованности и дисциплины, слаженного коллективного действия. От собственной организованности дети очень быстро начинают получать удовольствие: выдерживают движение в колонну по одному, подают друг другу руки на спусках и подъемах, обучаются двигаться парами и тройками с интервалами.

Просто долго идти — в парах, друг за другом или даже гуськом — утомительно. За счет препятствий, за счет различного ритма и различных способов передвижения путь становится интересным, разнообразным.


Хлеба горбушку — и ту пополам!

Еще одна важная деталь похода — привалы. Они играют роль передышек в напряженном преодолении препятствий. На не очень длинном маршруте привалов не должно быть много: один-два. И они не должны дублировать завершающую трапезу. Привал — удобный случай «разыграть» ситуацию «Хлеба горбушку — и ту пополам».

— Привал! Рюкзаки снять, рассаживаемся по кругу на сидушках.

Рюкзаки в походе — вещь обязательная. Это знак: «Мы — туристы». Но лежать в детском рюкзаке могут только очень легкие вещи: пара запасных носочков, накидка от дождя, пластмассовая кружечка, салфетки и бутерброд. В этом отличие детского похода от взрослого: дети не должны двигаться на пределе физических возможностей и нести тяжести. Они просто должны идти и нести — что уже требует усилий.

Среди перечисленного снаряжения бутерброд — один из важнейших предметов. Почему — выяснится чуть ниже. А пока — о сидушках. Слова «сидушка» ни в одном словаре нет. Это туристический сленг. Обозначает квадратик, вырезанный из старого коврика-пенки. К квадратику прикреплена широкая резинка, с помощью которой сидушка удерживается на поясе. В нужный момент ее сдвигают с пояса на попку и садятся, где хотят: теплоизоляция обеспечена.

— Мы с вами уже приблизились к цели. Но впереди — еще один участок непростого пути. Чтобы его одолеть, группе нужно подкрепить силы. Туристы, доставайте из рюкзаков кружки. Бутерброды пока не трогаем. Вы помните: бутерброды предназначены для общей трапезы. А сейчас каждый получит кусочек хлеба.

Это очень трудно — вытащить кружку и не тронуть бутерброд. Это требует гигантского напряжения воли. Но мысль о хлебе несколько отвлекает от мыслей о бутерброде. Хлеб предлагается отломить от общего батона. Отламывать надо с оглядкой на других: все должны получить по кусочку. Поэтому, если отломил слишком много, придется поделиться куском с соседом.

— Всем досталось? Теперь нужно разлить воду. Воды у нас всего две бутылочки. Надо так разлить воду по кружкам, чтобы всем хватило. (Вот ведь как: опять должно всем хватить!) Предлагаю сегодня поручить это туристу Маше: она в прошлое свое дежурство очень хорошо разливала компот. Должна справиться с задачей и в полевых условиях.

И вот Маша берет бутылку и идет с ней по кругу. Это слегка напоминает религиозное действо — с такой сосредоточенностью и так аккуратно она наполняет кружки: чтобы ни капельки не пролить, чтобы в каждую наливалось примерно столько же, сколько в предыдущую. Налить воду в первые две кружки помогает взрослый (из полной бутылки разливать неудобно) и дает совет — сначала разливать понемножку. Всем достанется воды — можно пройти по кругу еще раз.

Ради этих ситуаций, когда постоянно требуется оглядываться на других, соизмерять их силы и потребности со своими, и затевается поход.

Дело не в том, что ты быстрее всех вскарабкался на склон. Двигаться дальше нельзя, пока препятствие не преодолеют все. Самое опасное в лесу — отбиться от группы. Поэтому, прежде чем штурмовать овраг, требуется разработать тактику подъема: например, разбиться на пары или на тройки, чтобы помогать друг другу и контролировать движение. Так всегда делают альпинисты.

Тут партнера не просто по дружбе выбираешь. Тут нужно думать, кому больше всего нужна помощь.

А на переправе через ручей можно разыграть «мужскую партию». Для этого понадобятся две пары высоких сапог, которые до поры до времени несет в рюкзаке кто-то из взрослых. В сапоги облачают двух смельчаков, которые, наравне со взрослыми, спускаются в воду, чтобы поддерживать проходящих по бревну товарищей. Можно дать им в руки толстую веревку, играющую роль перил. Драматичность и значимость поступка подчеркивается: «Дно чувствуешь? Устойчиво стоишь? Первый пошел! Держи крепче! Страхуешь?»


Малыши, в лямки!

Хлеб съеден, вода выпита, кружки укладываются обратно в рюкзаки. Ведущий отдает команду:

— Подъем! В лямки!

Это настоящая туристская команда. Означает, что нужно надевать рюкзаки.

— Трогаемся!

Особые команды, особый тон, особый язык, которые в этой ситуации используют взрослые, обращения к детям с «довеском» турист — эта сторона детского похода подчеркнуто демонстративна, утрирована по сравнению со взрослым походом: дошколятам нужна постоянная подпитка, чтобы они ощущали себя внутри роли.

Наконец маршрут пройден: дети выходят на заветную поляну, к заветному холму или к заветному дереву. Дальше возможны различные сценарии разворачивания событий. На поляне, к которой шли дети, может ждать лагерь — с палаткой и кострищем (или без кострища — в зависимости от того, можно или нельзя разводить в данном месте костер). Это может быть просто натянутый тент и импровизированный стол, за которым предстоит есть всем участникам похода.

Если дети в походе уже не в первый раз, а маршрут предполагается не очень сложным, можно включить в сюжет установку палатки или тента вместе с детьми.

Детей может кто-то встречать: Главный Турист, Хозяин Леса, Отшельник, Вождь племени и т.п. Достигнув цели, они должны обнаружить какой-нибудь важный для дальнейших событий предмет — «волшебный», «потерянный», «похищенный», значки со словами «настоящий путешественник», шоколадные медали и т.п. Все зависит от того, какая мотивировка предшествовала походу.

Поход можно насыщать сказочными реалиями, а можно, наоборот, подчеркивать его «натуралистическую» сторону. Это не важно. В восприятии детей экстремальность ситуации тождественна ее волшебности.


Прощай, мой бутерброд!

2jkhjlm.jpg

Кульминация действа имеет три вершины: первая — достижение места пути; вторая — обнаружение предметов или человека, которые были целью движения; третья — та самая трапеза, смысл и значение которой были уже описаны.

Трапеза — самая последняя вершина. Через нее осуществляется переход от напряжения к расслаблению. В подготовке трапезы принимают участие девочки или дежурные. Перед этим разыгрывается общая сцена под названием «Прощай, любимый бутерброд!».

От прибывших в лагерь требуется снова раскрыть свои рюкзаки и выложить личный бутерброд на общий стол, сдать в «общий котел». Действие происходит не без внутренней борьбы. Чем больше ребенок ощущал себя внутри группы, чем больше затронуло его коллективное переживание, тем легче ему расстаться с лакомством, изначально ему принадлежащим, заботливо приготовленным мамой или бабушкой специально для сыночка-внучонка. Случается (особенно на первых порах), что эта жертва оказывается для ребенка непосильной: бутерброд утаивается и судорожно поедается под сенью ближайшего куста. То есть без всякой радости. И это, конечно, обнаружится. Но взрослый не станет взывать к стыду и совести нарушителя — разве что усмехнется. Альтернативой проглоченному впопыхах куску станет великолепие общего стола. Там так много всего, там все так красиво, так вкусно! А почему? — не замедлит уточнить ведущий. Да потому что ВСЕ (или почти все) выложили свои бутерброды на общий стол, и количество бутербродов, как по волшебству, удвоилось и утроилось. Как в сказке. (На самом деле за счет тех продуктов, которые несли взрослые.) Теперь каждый может съесть не по одному, а по три и даже четыре бутерброда. К тому же все бутерброды разные: можно выбирать.

Осталось последнее испытание.

— Найдите на столе самый красивый кусок, самый вкусный бутерброд. Возьмите его, но не надкусывайте. Скажем друг другу: «Приятного аппетита!» А теперь… отдайте этот замечательный бутерброд своему соседу слева (или справа).

После трапезы детям дается немного «вольного» времени (минут десять): побегать, посидеть, поговорить. Затем звучит команда сворачивать лагерь, собрать мусор на стоянке и уложить рюкзаки.

Обратный путь должен пролегать по другому маршруту — самому короткому и простому из всех возможных. От детей уже не требуется никаких «подвигов». Они устали и физически, и эмоционально.


Следы на старой штормовке

Такой поход требует и от взрослых, и от детей достаточно серьезной подготовки.

Подготовка сама по себе может вылиться в серию увлекательных и познавательных занятий.

Детям надо рассказать о настоящих походах, кто, когда и куда ходил; о том, что туристы — наследники путешественников прошлого, первопроходцев. Туристы отправляются в трудные и опасные путешествия, чтобы испытать себя и своих друзей, чтобы научиться выдержке, закалить волю, развить терпение и способность к сочувствию.

Если кто-то из родителей ваших воспитанников когда-то ходил в походы, у него наверняка есть фотографии, слайды или видеофильмы, которые можно показать детям. Слайды и фильмы предпочтительней: они оказывают более сильное воздействие. На занятиях детям показывают настоящие предметы туристического снаряжения. Лучше такие, которые уже прошли вместе со своими хозяевами огонь, воду и медные трубы. Настоящие вещи, манипуляция с ними разжигают любопытство и страстное желание пойти в поход.

Если кто-то из родителей или педагогов может показать малышам штормовку «со следами опасностей и приключений» («Выштопан на штормовке лавины предательский след»), это как раз то, что надо. Вот такая вылинявшая, старая куртка с капюшоном. А как она выручала своего хозяина! Можно обсудить, почему штормовка защитного зеленого цвета, какими свойствами она обладает. Можно даже ее примерить.

Про рюкзаки тоже можно сочинить замечательный рассказ. С какими рюкзаками ходили в походы раньше, когда дедушка и бабушка были молодыми. Как рюкзаки менялись, почему и зачем. Нужно обязательно продемонстрировать детям настоящий большой рюкзак, в который без труда влезает ребенок, рассмотреть все его кармашки и ремешки.

Эти знания пока не пригодятся детям. Они избыточны. Предстоящий им поход не предполагает трудных перевалов, лавин, ночевок в мокрых палатках и даже вечеров у костра. Но они нужны для того, чтобы создать настроение ожидания, чтобы погрузить детей в энергетическое поле предстоящего события. Подготовка походной формы, личного снаряжения, его проверка — как перед выходом в настоящие большие походы — все это создает нужную атмосферу, усиливает ожидание события, заставляет серьезно относиться к словам взрослых.

И сильно помогает в решении проблем с дисциплиной.

Знания по обеспечению безопасности жизни в преддверии похода оказываются актуальными. ОБЖ перестает быть абстрактным предметом.

Дисциплинарные правила должны «въесться в печенку». В обычной жизни это труднодостижимо, не нужно и даже вредно. Но поход — экстремальная ситуация, и дисциплина на маршруте должна быть безукоризненной. Это позволяет снизить риски, связанные с передвижением группы малышей по новой территории, за пределами участков детского сада.

В лесу двигаются в том порядке, который определяет ведущий. В группе есть головной и замыкающий. Головного нельзя обгонять. Замыкающий всегда идет последним. Отбегать в сторону нельзя.

В лесу нельзя кричать: во-первых, нужно уважать лес. Во-вторых, из-за шума можно не услышать команды ведущего. Спускаться по склону нужно только в том месте, которое укажет ведущий. В овраге можно наткнуться на опасные предметы.

Через кусты двигаться надо так, чтобы ветки не хлестали сзади идущих.

Способы передвижения и умение слушать команды надо отрабатывать с детьми во время прогулок на участке.

Ведущий может завести себе сигнальные приспособления. К примеру, свисток и свистульку. Звук свистка будет обозначать экстренную ситуацию. По этому звуку все члены группы должны бежать к ведущему и встать вокруг него плотной кучкой. Свистулька, издающая более мелодичный звук, может регулировать движение на расстоянии: короткий звук — всем застыть на месте. Длинный звук — останавливается головной, остальные члены группы спешат к нему подтянуться.

Естественно, в лесу без разрешения ничего нельзя рвать и совать в рот: можно отравиться. Есть и пить, когда захочется, тоже нельзя. Группа должна учитывать все запасы воды и питья. В походе всякое может случиться: можно сбиться с маршрута, заблудиться. Тогда потребуется расходовать те продукты, что лежат в рюкзаках. Пить во время движения вредно: человек начинает сильнее потеть, и это еще больше усиливает жажду.

В преддверии романтического приключения даже не очень послушные и гиперактивные дети выражают готовность подчиняться правилам. Их мотивация на предстоящий поход, желание соответствовать заданным образцам оказываются сильнее привычных форм поведения. На маршруте таким детям (в частности, мальчикам) надо поручать «самые опасные» задания: разведку пути, страховку, преодоление препятствий в головном отряде. Общий характер несколько военизированной обстановки помогает детям с проблемами самоуправления и воли сосредоточиться и следовать правилам.

(Однако нельзя исключать случаи, когда ребенок настолько плохо владеет собой, что его присутствие на маршруте ставит под угрозу благополучие всей группы. В этом случае требуется специальный взрослый, который берет на себя ответственность за такого малыша и контроль за его поведением. Если такого взрослого нет, гиперактивного ребенка на данном этапе лучше не брать в поход.)

Кроме работы с детьми, от организаторов похода требуется проложить маршрут, определить игровые и оценить реальные опасности продвижения. За полтора-два часа до выхода кто-то из взрослых должен пройти по маршруту еще раз, чтобы проверить: не появились ли на месте предполагаемых привалов и переправ битые стекла и другие опасные предметы.

В лесу лучше двигаться небольшими группами по 8–10 детей в сопровождении двух взрослых (не менее двух взрослых). Войдя в лес, отряд может сначала двигаться по общему маршруту, а потом разойтись группами по разным маршрутам. Или группы должны следовать через одни и те же точки препятствий, но в разной очередности. У каждой группы с собой обязательно должны быть походная аптечка и сотовый телефон. Кроме функции безопасности, сотовые телефоны могут выполнять дополнительные игровые функции — налаживание связи с командным пунктом, координация действий отрядов, получение экстренных команд из лагеря или центра управления походом. Кого-то из детей можно назначить радистами. А можно в первых походах оставить эту функцию взрослым.

А вообще — можно придумать много интересного. Лес и дети всегда подскажут, что именно.