О подростках

Материал из Летний лагеря
Перейти к: навигация, поиск
X c1fa83d4m.jpg
X dcf79cb5m.jpg

Проблема личностных особенностей и межличностных отношений детей (подростков) представляет собой целый комплекс факторов.

Неустойчивость эмоциональной сферы, зыбкость границ «Я», тенденция самооценки к значительным колебаниям, роль ситуативных влияний, воздействие разных по своей объективной значимости «героев» из реальной действительности и из произведений искусства - все это создает выраженные трудности в определении типологической принадлежности ребенка. И все же следует пытаться выявить ведущие тенденции детского характера, лежащего в основе формирующейся личности.

Согласно теории ведущих тенденций, каждому ребенку присуща индивидуальная избирательность по отношению к явлениям окружающего мира и свой собственный стиль усвоения полученной информации, что и создает базу для формирования разных, по-своему неповторимых личностей даже при одинаковых средовых условиях. Понятие "ведущая тенденция" более емкое и динамичное, чем “черта”, “свойство”, ”состояние". Ведущая тенденция пронизывает все уровни и этапы формирования личности - от индивидуально-типологической предиспозиции и черт характера до сформированной личности. Словом, это – сквозная устойчивая личностная характеристика, проявляющаяся на всех этапах развития личности и на всех уровнях самосознания.

Если сформированная личность взрослого человека обладает устойчивыми характеристиками индивидуального стиля, то черты еще незрелой личности ребенка больше проявляются как свойства темперамента, на базе которого еще предстоит сформироваться личности в процессе социализации. Личность не является «застывшей окаменелостью»: это - динамичная система, открытая внешним воздействиям, реагирующая на изменения среды, в пределах индивидуально очерченного диапазона изменчивости, что делает структуру личности адаптивной и выносливой к стрессу.

Однако именно устойчивые свойства личности не позволяют социуму целиком поглотить индивидуальность, а ситуативные факторы не приводят к непрерывным изменениям. У ребенка влияние социума в качестве морального цензора в основном вызывает противодействие в силу непосредственного побуждения к свободе и независимости, а ситуативные аспекты в виде соблазна реализовать свои желания и потребности подталкивают их к импульсивным поступкам. При отсутствии развитого внутреннего самоконтроля у детей в большей степени, чем у взрослых проявляется тот тип переживания и поведения, который определяется ведущей индивидуально-личностной тенденцией.

Интеграция личности в целое реализуется через самосознание, самооценку и самоконтроль, составляющие реальное "Я" человека, в то время как его идеальное "Я" определяет направление, в сторону которого движется личность в процессе самосовершенствования. У ребенка самосознание формируется через сравнительный анализ своих чувств, мнений и поступков с переживаниями, мыслями и поведением окружающих лиц, однако личность еще слабо интегрирована, в связи с чем в переживаниях и поведении преобладают черты темперамента. Однако индивидуально-типологический стиль как врожденная черта характера уже отчетливо намечен. В формировании характера в качестве базовых свойств выступает врожденный темперамент, а в качестве интегрирующего фактора – стиль воспитания, идущий от окружающих взрослых.


Повышенные показатели по шкале Тревожности выявляют тип личности, аналогичный тому, который у взрослых (как это приведено в предыдущей главе) описан как личность с повышенной тревожностью, и свидетельствуют о преобладании у ребенка таких черт характера как нерешительность, выраженное чувство ответственности, внутренняя потребность в соответствии требованиям окружения – взрослых, ровесников, а также мнительность, боязливость, склонность к необоснованным страхам. Дети такого типа более старательны в выполнении заданий из страха получить плохую отметку, болезненно переживают упреки и наказания, очень нервничают перед разного рода контрольными заданиями и экзаменами. Они проявляют верность и преданность в дружбе, но, в основном, на ролях ведомых, являются преданными проводниками морали старших – например, вожатых, любят пожаловаться на своих обидчиков, наябедничать. Феномен ябедничества тесно связан с потребностью слабой личности, не способной постоять за себя, в сильном покровителе.


Тревожный тип чаще встречается среди девочек. Мальчики, принадлежащие этому типу, выглядят как «тихони», «приличные», «воспитанные мальчики». При достаточно продуктивном интеллекте и те, и другие могут в силу старательности систематически получать высокие результаты, но стереотипный стиль мышления и компромиссность в поведении не позволит им совершить прорыв в какой либо интересной сфере знаний и они всегда будут занимать ведомую позицию по отношению к сильным личностям.


Повышенная шкала Агрессивности (стеничности), напротив, говорит о выраженной уверенности в себе, стремлении к самоутверждению, к двигательной активности и самостоятельности при низкой подчиняемости, а при высоких баллах указывает на избыточную активность, импульсивное поведение при низкой подчиняемости, склонность к агрессивным поступкам и прогулам, небрежность в выполнении заданий, вплоть до явных злобных хулиганских действий. Такой тип больше характерен для мальчиков, особенно для выросших в неполных семья. Среди них нередко встречаются мальчики, которые не испытали в детстве настоящей родительской любви, тепла, доброты и заботы, привыкшие с раннего детства противопоставлять себя окружению, бороться за себя. Хотя они и доставляют самые большие трудности для педагогического состава, жесткие меры пресечения здесь приведут лишь к еще большему ожесточению ребенка и личностная деформация будет усугубляться, так как злом зла не исправить.


Высокая шкала Экстраверсии проявляется избыточной общительностью, мешающей целенаправленности действий, повышенной отвлекаемостью, болтливостью, при избыточном количестве друзей и знакомых контакты остаются поверхностными, неглубокими (много знакомых – мало настоящих друзей). В обучении лучше усваивают материал в игровом, диалоговом режиме. Они шаловливы, смешливы, однако достаточно реалистичны и предприимчивы. Могут соврать, чтобы выйти из трудного положения, прихвастнуть, чтобы повысить свою значимость в глазах окружающих.


Напротив, ребята с высокой шкалой Интроверсии отличаются молчаливостью, замкнутостью, отгороженностью. Они очень избирательны в выборе друзей, зато постоянны в своих привязанностях. Вдумчивы при изучении тех предметов, которые ими оцениваются как любимые. Материал ими усваивается лучше, когда они в одиночестве. Литература и гуманитарные предметы им даются лучше точных наук. Вербальный (словесный) интеллект чаще всего является преобладающим. Они не любят стоять у доски перед всем отрядом, что может помешать правильно оценить их знания. Окружающие могут воспринимать их как угрюмых и недружелюбных, хотя на деле они нередко страдают от грубости и жесткости других ребят, а замкнутость является как бы защитной реакцией. У них чаще всего есть свой мир мечтаний, их представление о жизни отличается непрактичностью, склонностью к идеализации. Те из них, кого отличает высокий интеллект, могут проявить незаурядные способности в силу высокой сосредоточенности и тенденции к глубокому постижению интересующего их материала.


Высокие показатели шкалы Спонтанность характерны для ребят с выраженной раскованностью, склонностью к свободному самоутверждению, стремящихся к лидированию или, по крайней мере, к независимости. Любые режимные рамки, стесняющие их свободу, вызывают противодействие и стремление к свободе. Это – наиболее непослушные дети, нарушающие все правила и общепринятые нормы поведения скорее из духа противоречия, чем со зла. Все запретное их притягивает. Отсюда ранний интерес к курению, алкоголю, наркотикам. В ситуации конфликта дети данного типа склонны к уходу из дома, к бродяжничеству. Это – самые злостные нарушители режима в лагере. В лагере – это бич, но в своей дальнейшей жизни многие из них благодаря своей предприимчивости, изворотливости и смелости могут достичь небывалых успехов и гениальных открытий, и тогда взрослым будет совестно за свою недальновидность.


Шкала Сензитивности бывает высокой у ребят с выраженной впечатлительностью, чрезвычайно ранимых, обидчивых, склонных при неудачах давать депрессивные реакции. У них выражено стремление преувеличивать свою вину в случившемся. По отношению к ровесникам они занимают ведомую позицию, не стремятся к лидерству, уютнее чувствуют себя под прикрытием более сильной личности в отряде, или ищут поддержки у преподавателей и родителей. В деле ответственны и исполнительны, сверхтревожно реагируют экзаменационную ситуацию, сверхболезненно относятся с низким оценкам. Они тяжело переживают грубость, неверность, обиды. При конфликтных ситуациях с их стороны следует бояться суицидальных тенденций и затяжных депрессивных реакций. В деле они больше ориентированы на гуманитарные науки, им лучше дается литература и русский язык, их увлекает поэзия, лирика, но они часто не ладят с математикой и физикой. В любви и дружбе ребята такого типа проявляют значительное постоянство и преданность. Вдумчивый педагог таких ребят щадит, уповая на их ответственность и моральную устойчивость, то бишь – совестливость.


Шкала Лабильности при высоких показателях отражает выраженную эмоциональную неустойчивость (лабильность, подвижность). Это – дети, у которых настроение легко меняется – от избыточной веселости, болтливости, смешливости до резко пониженного настроения со слезами, с бурными реакциями огорчения, сопровождающимися вегетативными проявлениями – покраснение лица, головные и другие боли, учащение пульса, повышение температуры, обмороки, судорожные подергивания, тошнота и рвота. Это – весьма впечатлительные дети с богатым воображением, со склонностью к фантазированию. Они любят быть в центре внимания, артистичны, охотно занимаются сценической самодеятельностью, поют, читают стихи, танцуют, играют в представлениях. В их поведении много подражательности, они легко входят в любые социальные роли. Основной рычаг педагогического воздействия – апелляция к их тщеславию.


Высокие показателя по шкале Ригидности характерны для ребят с выраженным упорством (если это касается достижения цели) и упрямством (если это проявляется в отстаивании своей точки зрения). Им чрезвычайно важен собственный статус – и с позиций главенства, власти, и с точки зрения материального благополучия. Они чрезвычайно ревнивы к чужой славе и богатству, ревнивы в дружбе и любви, агрессивны в отстаивании своих прав. В деле постигают задачу постепенно, иногда даже – слишком медленно, но, усвоив, удерживают его крепко, в ответах опираются на накопленный опыт, интуиции и воображения им не хватает, поэтому им трудно воспользоваться даже хорошей подсказкой. Для изучения материала таким ребятам нужна зубрежка. Благодаря хорошей усидчивости они могут добиваться неплохих успехов, а в связи с выраженной соревновательностью в характере могут бороться до последнего и побеждать. Такой тип личности часто встречается у хороших спортсменов, особенно в индивидуальных (не командных) и борцовых видах спорта. Из них также вырастают дисциплинированные и отважные воины. Из наук им лучше даются точные, конкретные знания. Они чужды поэзии и сентиментальности, а драках проявляют жесткость, агрессивность.

Все эти черты еще больше заостряются и становятся причиной затрудненной социально-психологической дезадаптации в подростковом периоде развития личности. Едва наметившиеся контуры цельной личности подвергаются двустороннему воздействию изнутри и снаружи. Мощный всплеск выбрасываемых в кровоток гормонов, бурное развитие признаков половой принадлежности, пробудившийся сексуальный интерес при отсутствии привитой культуры любовных отношений приводит к уродливым формам поведения в контактах с противоположным полом. Представители тормозимого типа замыкаются в себе, отгораживаются, ведут себя угловато, неуклюже, проявляют негативизм в присутствии особ другого пола, испытывают комплекс неполноценности; гипертимные, возбудимые личности ведут себя в этой ситуации то нарочито нагло и демонстративно, то агрессивно и запальчиво. Но ведь это происходит с ними впервые, у них нет опыта и правильного понимания ни смысла и ценности этих отношений, ни физиологических и социальных последствий. Таково же их отношение к курению и алкоголю: чем более запретным представляется им это занятие, тем больше их к нему тянет.

Изменение очертаний фигуры и лица, ломка голоса, характерные для 13 - 15 лет нарушают привычный образ “Я”. Уже не ребенок, еще не взрослый - подросток мучительно ищет образ своего нового “Я” - и не скоро его находит. Избыток физической энергии, высокая поисковая активность с тенденцией к самореализации сталкиваются с проблемой освоения новой социальной роли, связанной со вступлением во взрослую жизнь, представление о которой зиждется на книжных сведениях, на впечатлениях, почерпнутых в кинофильмах или с экранов телевидения, и на той модели социума, которую подросток видит в своем окружении. Модель адекватного отношения к жизненным ценностям, к самому себе и к окружающим формируется постепенно. То, что мы получаем в подростковом возрасте, закладывается в детстве. Еще только вступая во взрослую жизнь, на ее пороге подросток испытывает на себе противоречивость существующей в его сознании "идеальной" модели мира и реальной действительности. Чем больше рознятся они между собой, тем больше проявляется тот когнитивный диссонанс, который по-разному переживается разными по своим личностным особенностям подростками. У большинства этот стресс сопровождается горькими разочарованиями, ломкой самосознания, изменением или обновлением субъективного образа "Я" в связи с новым пониманием своего места в окружающем мире, протестными реакциями против авторитарного тона взрослых, тенденциями к низвержению идеалов старшего поколения.

Нередко подростки испытывают муки собственного несовершенства, комплекс некрасивости вплоть до клинических проявлений (дисморфофобии): подолгу разглядывая свое отражение в зеркале, они находят у себя недостатки, с которыми их категоричный максимализм не дает примириться и это может послужить базой для серьезных терзаний, внешне проявляющихся как раздражительность, грубость, агрессивность. Мучительно переживают они юношескую прыщавость, которая ввергает их в уныние и чувство безысходности

Необходимо также учитывать свойственное этому возрасту болезненное самолюбие. Большое значение придается мнению других о своей персоне при одновременно подчеркнутом напускном безразличии к этому мнению. Эмоции гнева и восхищения, гордости и презрения в их максимальном выражении с перепадами экзальтации и отчаяния составляют основной фон настроения подростков.

Чрезвычайно болезненно проявляется повышенная чувствительность к неуважению в отношении собственной личности, принижению своего достоинства. При этом доминирует уверенность в себе, вера в свои возможности, надежда добиться счастья. Придавить все это, перечеркнуть гордые устремления, подрезать крылья у мечты в этом возрасте непозволительно, так как вера в себя и в осуществимость надежд необходимы для того, чтобы личность состоялась.

Чаще всего трудными подростками называют тех мальчишек и девчонок, у которых акцентуация личности проявляется по гипертимному (возбудимому) типу. Они слишком подвижны, сверхэмоциональны, упрямы и настойчивы, иррациональны и субъективны в своих неадекватных притязаниях и нетерпимости к иным точкам зрения. Внимательный анализ их свойств с применением психодиагностических тестов обнаружил, что ситуация представляется наиболее сложной там, где в рамках одной личности сочетаются признаки, которые соотносятся с противоположными типами реагирования. Так, сочетание характеристик, связанных одновременно и с ригидностью, и с лабильностью, или гипертимных (возбудимых) и гипотимных (тормозимых) черт, или повышенной тревожности при повышенной агрессивности, создает весьма противоречивый рисунок личности, значительно затрудняющий социальную адаптацию человека. Такое противоречивое сочетание нередко служит базой для выраженного внутреннего конфликта и выявляет предиспозицию к дисгармоничному развитию личности.

Если ведущая тенденция поддается контролю интеллекта (по крайней мере в социально значимых ситуациях), то речь идет о четко очерченном, выраженном характере. Акцентуация характера затрудняет контакты подростка с окружением и соцаиальная адаптация осуществляется лишь при определенных условиях:

Окружающие во всем ему уступают, но при этом вынуждены в значительной мере отказаться от реализации своих собственных интересов.

Для лица этого круга создается особая социальная ниша. Окружающий социум вынужден прибегать к мерам пресечения и выделяет специальный тип обучения или труда под особым надзором. Если социально-психологическая дезадаптация настолько выражена, что поведение подростка становится некорригируемым, а повторные поведенческие реакции приобретают брутальный (неуправляемый) характер по типу клише, то речь идет о психопатических чертах или психопатической личности. Однако не следует считать таких подростков безнадежными, нужно пытаться бороться за их социализацию, отогреть их ожесточенные сердца, любовью и терпением растеплить их души любыми доброжелательными мерами. Жесткие меры вызовут у них только еще большее озлобление и вынудят их окончательно порвать с законопослушными слоями окружения. Обычно дифференциация различных степеней адаптированности (характер, акцентуация, психопатия) возможна при достаточно длительном наблюдении за подростком, в то время как психодиагностические тесты надежно и быстро позволяет оценить степень выраженности тех или иных индивидуально-личностных тенденций в количественных показателях.

Мы, взрослые, должны расположить к себе ребенка, постараться понравиться ему, а затем уже – привлечь его внимание и рассказать о том, что он должен запомнить так, чтобы это осталось в памяти само собой, а не насильно, по приказанию. И не требовать буквального пересказа пройденного материала, как зазубренного и попугайски повторенного, а, напротив, будить фантазию и высоко оценивать творческое изложение, в котором в произвольной форме ребенок выскажет свое понимание основной сути проблемы.

Творческое начало и самобытность мышления в детском возрасте проявляются с особой силой. Это давно уже замечено и подтверждено экспериментально. Поэтому педагогический процесс должен не столько насаждать шаблонный подход к решению заданий, сколько уважать и развивать своеобразие индивидуального стиля каждого ребенка.

Плохо, когда педагогический процесс превращается в борьбу амбиций: обостренное самолюбие подростков сталкивается с амбициями педагогов, которые, действуя с позиции силы, стремятся подавить бунтарский настрой испытывающих недовольство подростков. Настоящий педагог не станет вымещать на трудноуправляемых детях свои обиды. Он понимает, что любая деформация личности подростка - результат неправильного воспитания. Но плохо, когда каждая воспитывающая сторона (например, вожатые) относит дефекты воспитания за счет другого, тем самым как бы снимая ответственность с себя.

Тот факт, что сам ребенок еще не научился проявлять уважительное отношение ко взрослым, не является серьезным аргументом для оправдания педагогической агрессии; этот дефект воспитания можно ликвидировать, однако не директивными мерами, а личным примером.

Многие проблемы подросткового периода преходящи, особенно при гибком и разумном подходе взрослых. Учитывая возрастную специфику, воспитатели должны не ломать характер ребенка, а подстраивать свой подход к его индивидуальности, развивая его самопонимание, способствуя развитию его способностей. В ребенке нужно уважать его индивидуальность, не пытаться подравнивать его под усредненную модель. Если у него обнаруживаются устойчивые индивидуально-типологические черты, это следует учитывать и «не ломать через колено» его характер, проявлять уважение к тому, что он «такое дерево». Ребенка шустрого, подвижного нельзя сделать тихоней, усидчивым, псоледовательно-педантичным. А тихого, усидчивого, избирательного в общении - не мыслимо представить в одночасье, под влиянием воспитывающего начала, превратившимся в быстро реагирующего, предприимчивого, общительного ребенка. Можно только постепенно научить ребенка справляться со слабыми сторонами своего характера, успешно используя сильные его стороны.

Детство должно быть счастливым. Как-то одну бабушку спросили: «Зачем Вы балуете своего внука», на что она ответила: «А кого же мне тогда баловать?», ответила так, как будто само собой разумеется, что бабушка и создана для того, чтобы баловать.

В то же время, не следует приставать к ребенку с избыточными ласками, бесконечными поцелуями, особенно, если Вы уже заметили, что они раздражают ребенка: это может вызвать обратную реакцию и даже отвращение.

При этом всегда стремление ребенка приласкаться должно найти адекватный отклик. Холодность взрослых вызывает у детей глубокую обиду. Нет ничего хуже, когда ребенок (маленький или большой – это не имеет значения) считает, что его не любят, что он одинок и его никто не понимает. Именно в этих переживаниях таятся корни проблем, которые могут потом быть причиной множества бед в период его уже взрослой жизни. В арсенал этих бед входят суицидальные тенденции, склонность к насилию, алкоголизм, наркомания, криминальное поведение.

Дети часто считают несправедливыми наказания, которым их подвергают взрослые. А если обрушившийся на них гнев действительно избыточен и не всегда справедлив, то обида затаивается в душе ребенка надолго, а иногда и на всю жизнь. Чем чаще ему доводится испытывать такие обиды, тем больше копится в его сердце неприязнь и враждебные чувства. И нечего потом удивляться, откуда в детях столько агрессивности, даже жестокости, и откуда берутся преступники, беспощадные и циничные в своих злодеяниях.

Даже если не получается по-хорошему, старайтесь не сеять семена ненависти в душе ребенка. Ведь Вы хотите вырастить себе друга, а не врага. Поэтому наказание не должно быть извращенно-изобретательным по форме и отсроченным по времени. Лучше быстрое выплескивание гневной реакции, не превышающее степени провинности ребенка. Вслед за адекватной гневной реакцией непременно должно последовать примирение, прощение, ласка. Тогда благодарное детское сердечко больше запомнит радость примирения, чем жесткость и, как им чаще всего кажется, несправедливость наказания.

Уважая достоинство ребенка, в то же время нельзя впадать в фамильярность и, не желая слишком обременять себя заботами и волнениями, проявлять попустительство. Это – путь вседозволенности, который может привести к поведению разнузданному, возможно даже – криминальному, и уж обязательно сформирует у ребенка эгоцентризм, эгоизм, нарциссические черты. Такими последствиями чреваты лень и отсутствие терпения у родителей, которые надеются, что ребенка воспитает детский лагерь, общество, сама жизнь.

Нельзя ставить детям в упрек их избыточную подвижность, разговорчивость, общительность, любовь к играм: это нормальные качества для данного возрастного периода. С этим следует отчасти мириться, отчасти – умело, без насилия регулировать степень выраженности и место приложения этих проявлений.

Как можно раньше начинайте привлекать ребенка к совместному сотрудничеству и дружбе, чтобы при этом он считал, что Вы пытаетесь увидеть в нем более взрослого человека, чем он есть на самом деле. Детей принижает снисходительность тона взрослых. Это не значит, что следует допускать фамильярность. Речь идет всего лишь о формировании у ребенка позитивной самооценки и самоуважения.

Когда речь идет о подростках преклонного детского возраста, не заедайте их, не требуйте большего уважения и любви, чем заслужили. Если удалось привить такие чувства и воспитать такое уважение, то они сохранятся и будут все больше проявляться. Но требовать этого от них нельзя и бесполезно. Напротив, это может вызвать обратную реакцию. А детям предоставить учиться жизни на собственных ошибках, так как на чужих это редко получается даже у самых умных. Такова философия жизни и это следует вовремя понять.

В то же время, каждый из нас – тоже взрослый ребенок, настаивающий на полной самостоятельности, требующий независимости и проявляющий раздражение в ответ на попытки поучать и оберегать. Понимание того, как мы не правы, приходит только тогда, когда сами состаримся и начнем получать в ответ на наши заботливые советы резкие и жесткие реплики, демонстирирующие стремление наших подрастающих деток отгородиться от назойливой опеки. А тогда будет уже поздно. Но, пока не поздно, скажем пожилым родителям в ответ на их приставания (поесть вовремя и одеться потеплее, пить поменьше, гулять потише, идущие от любви, от желания уберечь) – что-нибудь не жесткое, не грубое, может быть даже – ласковое, и хотя бы сделаем вид, что собираемся следовать их советам, ведь им так мало надо!

Инфантилизм современного поколения молодежи – результат неправильного воспитания, и вина за это ложится на нас, взрослых, на влияние окружающего социума. Чтобы формирование личности происходило своевременно и гармонично – читайте заново все с первого пункта до последнего и попытайтесь реализовать это в жизни.

В детском лагере на старшем возрасте учитывай аспекты, такие как: общение (предоставляй выбор! будь не дальше, чем старший брат/сестра! очень осторожно говори о внешности!), дисциплина (снимай с шеи!), игры и мероприятия (либо разводи на впадение в детство, либо играй во "взрослые" игры!).

Только любовь и терпение могут дать хороший результат. Огромное значение имеет личный пример значимых окружающих. Это подчас трудно выполнимо: подростки временами чрезвычайно задиристы и колючи. Да и ориентировать их на светлые идеалы в наше время тяжело. Но все другие пути разрушительны, конструктивен только один: путь любви и терпения.




Смотреть также ссылки...