Моббинг и буллинг

Материал из Летний лагеря
Перейти к: навигация, поиск
16163398XEbm.jpg

Моббинг (от англ. mob — толпа) — форма психологического насилия в виде травли сотрудника в коллективе, как правило, с целью его последующего увольнения. Также моббинг часто встречается в детской среде. Сверстники издеваются, высмеивают своих же ровесников, которые возможно не так, как принято в их среде, одеваются, ведут себя и т. п.


Виды моббинга:

  • Бойкот
  • Придирки
  • Насмешки
  • Предоставление ложной информации
  • Доносительство
  • Различные издевательства

Моббинг можно охарактеризовать как «психологический террор», который включает «систематически повторяющееся враждебное и неэтичное отношение одного или нескольких людей, направленное против другого человека, в основном одного». Вариации поведения, типичных для моббинга: утаивание необходимой информации, социальная изоляция, клевета, непрекращающаяся критика, распространение необоснованных слухов, высмеивание.


В чём смысл и причина моббинга с психологической точки зрения?

— Стимулов к возникновению моббинга не так и много. Один из главных — это страх, являющийся одной из самых сильных наших эмоций. Не секрет, что в коллективе проявляется настороженное отношение к тем, кто "не такой, как все", "чужак". При этом моббинг по причине такого страха не возникает в новых сообществах, где, по сути, еще нет разделения на "своих" и "чужих". А вот в устоявшемся коллективе реакция моббинга вполне вероятна, как только в группе появляется новичок с неординарным поведением или внешностью.

Другой причиной, запускающей механизм моббинга, является внутреннее напряжение всего коллектива. Оно возникает по самым разным причинам, но бесконечно копиться не может — требуется выход, разрядка. И как только один из членов группы спровоцирует негативный выплеск эмоций в свой адрес, то разовая агрессия, подогреваемая всеобщим напряжением, может перерасти в полновесную эмоциональную травлю.

Ещё одна причина моббинга — это безделье и скука. Когда члены группы заняты выполнением поставленных перед ними задач, им просто нет нужды тратить время и силы на психологический террор. А невостребованность вполне может быть компенсирована агрессией


Организационные причины моббинга (вожатым на заметку)

  • отсутствие обратной связи
  • попустительское отношение к любителям интриг и закулисных игр
  • плохая организация информационных потоков
  • расплывчатые границы ответственности и обязанностей
  • отсутствие системы и возможностей для введения в состояние успеха
  • превалирование личных (любимчики) или родственных связей между подопечными и взрослым
  • большая перегрузка отдельных детей.


Что из себя представляет типичный школьный моббер?

— Один из распространённых мифов гласит, что зачинщиками моббинга являются неуверенные в себе личности. Но это совсем не так. Как правило, мoбберы - это физически сильные ученики с большим самомнением и высоким уровнем агрессии по отношению к детям и взрослым. У них отмечается выраженная тяга к насилию и низкий уровень эмпатии – они не испытывают чувства сопереживания и не в состоянии поставить себя на место своих жертв, чтобы пережить их ощущения. Результаты социологических исследований свидетельствуют, что дети-мобберы в четыре раза больше остальных рискуют быть втянутыми в сферу молодёжной преступности.

К этому следует добавить, что инициаторами травли необязательно бывают лишь школьные силачи. Если сильные дети измываются над другими от скуки или для собственного удовольствия, то слабые делают это, чтобы упрочить свое шаткое положение в школьной иерархии.


Можно ли составить обобщённый портрет жертвы моббинга?

— Это будет трудно сделать. Преследованиям могут подвергаться любые дети, вне зависимости от их внешнего вида, физических недостатков, или положения в отряде. Более того — жертвами моббинга в равной степени становятся как мальчики, так и девочки.

Нельзя не упомянуть и о том, что в коллективе нередко есть дети-"рыцари", тайно или явно сочувствующие жертвам травли. Можно выделить три таких личностных типа. "Мини-рыцари" не высказывают своей поддержки прямо, но стараются ободрить и утешить жертву после очередного инцидента. Дети посмелее, так называемые "средние рыцари", активно пытаются препятствовать издевательствам, призывая остальных вмешаться в конфликт. Ну, а "макси-рыцари" не медлят с реакцией и, не раздумывая, бросаются на защиту слабого


Кто является объектом моббинга?

Естественно, тот, кого ровесники не признают «своим», считают странным или «не таким как все». Моббингу подвергаются некрасивые дети с дефектами лица, зрения, слуха, очень высокие или очень маленькие, имеющие дефекты движения, речи и пр. Это ребята, которые толще или худее, слабее, впечатлительнее, чем остальные, они обращают на себя внимание своим поведением или физическими особенностями. Многим детям сразу ставят клеймо: «не наш», так как он недостаточно знает язык, имеет акцент, путает слова, одевается не так как все, носит не ту обувь, не те джинсы, у него не такая причёска, не ту музыку слушает, не о том разговаривает и пр. Особенно страдают «звёздные дети», в семьях их «ставили на пьедестал», холили, лелеяли, а при попадании в жестокую среду своих ровесников они подвергаются унижениям и издевательствам. Пребывание в недружественной среде невозможность постоять за себя и защититься, а отсюда беспомощность, которую ровесники используют для насмешек и издевательств, — это серьёзная проблема и для детей.


Формы моббинга

Это насмешки над физическими недостатками, изоляция, отвержение, подразнивание, толкание (дети особенно любят поддевать другого плечом, делая это вроде бы походя, вроде незаметно, но обижаемый ребёнок всегда чувствует, что это делается специально), высмеивание одежды и пр. Моббинг может начаться и против ребенка (чаще подростка), который попадает в устоявшийся коллектив.


Меры борьбы с моббингом

  • вожатый должен внимательно следить за обстановкой в детской среде, чтобы вовремя вмешаться
  • в отряде должны быть разработаны обязательные для всех детей правила, как вести себя при общении друг с другом
  • в случае моббинга должна быть проведена беседа как с жертвой, так и с виновниками. Для этого должны быть привлечены дети, не замешанные в моббинге.

Прежде всего, в коллективе должна быть благоприятная психологическая обстановка, и его члены должны понимать что это зависит в первую очередь от них. Далее, не менее важно и поведение самого индивида: не стоит считать что моббинг есть желание лишь коллектива: каким-то образом он сумел направить его на себя, найдите и помогите изменить ему в себе то, что не устраивает окружающих.

Моббинг для ребёнка, особенно младших отрядов, — это постоянный стресс, приводящий к нервным заболеваниям. У детей, так же как и у взрослых, может возникнуть синдром «burn-out», синдром выгорания, когда наступает физическое и эмоциональное истощение, приводящее к различным соматическим заболеваниям. Причем эти болезни развиваются не сразу. Вначале переживания ребёнка (постоянно действующие микрострессы) какое-то время не приводят к явно выраженным нарушениям здоровья, однако они накапливаются и проявляются, на первый взгляд, совершенно неожиданно в серьезных нервных срывах. В этих ситуациях очень важны доверительные отношения ребёнка с вожатым, ведь зачастую ребенок сам не может разобраться в сложных отношениях с ровесниками, не чувствует, кто является зачинщиком моббинга, а кто исполнителем. Если ребёнок не просит вожатого вмешаться в ситуацию, а считает, что сам может разобраться, то не следует на него давить, выводить всех на чистую воду. Следует ненавязчиво расспрашивать ребёнка, быть в курсе его дел и, как говорится, «держать руку на пульсе». В то же время чрезмерное вмешательство и излишняя опека, особенно над подростком, может привести к самым неблагоприятным последствиям. Если вожатый видит, что ситуация с моббингом ребёнка его торяда зашла в тупик, следует незамедлительно вмешаться.


X 05890232m.jpg

Сходное с понятием мобинга является буллинг. Как правило буллинг более жесткая форма, чем мобинг.


Понятие буллинга

Буллинг – это социальное явление, свойственное преимущественно организованным детским коллективам. Объясняется это обстоятельство прежде всего тем, что лагерь (как и, к примеру, школа) – это универсальная арена, полигон для разрядки детьми своих многочисленных накопившихся дома негативных импульсов.

В лагере складываются определенные ролевые отношения среди детей в диапазоне «лидер-изгой». Дополнительным фактором, способствующим живучести буллинга в пространстве детского коллектива, является неспособность, а в некоторых случаях и нежелание педагогов совладать с этой проблемой. Буллинг проявляется через различные формы физических и (или) психических притеснений, переживаемых детьми, со стороны других детей. Для одних детей – это систематические насмешки, отражающие какие-то особенности внешнего вида или личности пострадавших. Для других – порча их личных вещей, пинки, вымогательство. Для третьих – откровенные издевательства, унижающие чувство человеческого достоинства, например, попытка заставить публично просить прощения, стоя на коленях перед унижающим.

Можно систематизировать все проявления буллинга в две большие группы:

1-я группа – проявления, связанные преимущественно с активными формами унижения;
2-я группа – проявления, связанные с сознательной изоляцией, обструкцией пострадавших.

В то же время на разные по содержанию и интенсивности проявления буллинга разные дети реагируют по-разному.


Выявление и диагностика последствий буллинга

Выделим три ведущих фактора, наличие которых позволяет отнести ребенка к группе риска по буллингу:

  1. Множественный стресс. Речь идет о том, что жертвы травли обременены множеством проблем. Плохое здоровье, низкий социальный статус, неудовлетворительные отношения со сверстниками, выраженное социальное неблагополучие, а также низкие компенсаторные возможности – все это весьма характерно для жертв травли.
  2. Провоцирующие особенности жертвы. Так называемые провоцирующие жертвы (provocative victims) – это достаточно неоднородная группа детей и подростков, которые вследствие особенностей их личности на поведенческом уровне могут являться раздражающим факторам для большинства их условно толерантных ровесников. Фактически речь идет о феномене «инакости» в детских коллективах. «Необычная» манера речи, «необычный» смех, «необычный» юмор и т.д. уже, с точки зрения «обычных» детей, может явиться достаточным поводом для негативного отношения к «этим необычным». Провоцирующим поводом к началу травли может стать неосторожное (без злого умысла) поведение таких детей и подростков, например, гиперактивный ребенок случайно задел «спокойного» ровесника. Именно в этой группе наблюдается преобладание акцентуированных подростков, детей с познавательными и поведенческими нарушениями поведения, детей-невротиков и несовершеннолетних с расстройствами шизоидного спектра в рамках пограничной психопатологии.
  3. Стигматизация и физические особенности ребенка. Под последней подразумевают не только наличие явных физических аномалий, например, заячью губу или нейросенсорную тугоухость, но и некоторые фенотипические особенности. Рыжий цвет волос, необычный тембр голоса, форма ушных раковин и т.д. для определенной категории детей и подростков могут явиться побудительным мотивом к травле своих ровесников.

Большинству жертв травли чаще свойственно длительное время скрывать свою проблему, даже в случае явного физического насилия. Гораздо реже дети и подростки признаются в этом или же активно об этом сообщают.


Проблемы диагностики буллинга

Не существует определенного психологического портрета жертвы буллинга, который симптоматически смог бы помочь в диагностике проявлений этой травматической ситуации у пострадавших детей. Не существуют также и типичные характеристики жертвы и преследователя.

Не существует как таковых специфических психологических признаков буллинга. Тем не менее, при наблюдении за такими детьми могут проявиться следующие, характерные и для иных форм переживания буллинга, эмоциональные и поведенческие особенности.

Поведенческие особенности:

  • дистанцированность от взрослых и детей;
  • негативизм при обсуждении темы буллинга;
  • агрессивность к взрослым и детям.

Эмоциональные особенности:

  • напряженность и страх при появлении ровесников;
  • обидчивость и раздражительность;
  • грусть, печаль и неустойчивое настроение.

Конечно, максимальная информация может быть получена в результате искренней беседы педагога и пострадавшего. Однако это возможно далеко не всегда и к тому же требует особой подготовки. «Вышибать» ответы ребенка или подростка на тему насилия категорически нельзя. С другой стороны, нужно быть готовым к адекватному, понимающему и сопереживающему отражению исповеди травмированного ребенка о травле другими детьми, если последний решил ему открыться. Особенно печально, когда ребенок или подросток (подросткам, как правило, это дается крайне тяжело) решается открыться взрослому, рассказать о своей беде, а взрослого по тем или иным причинам такие откровения не интересуют. Здесь может быть упущена драгоценная возможность узнать о серьезных проблемах в жизни детей и подростков, возможно даже не связанных с темой насилия. Дети в качестве доверенного лица во многих случаях склонны выбирать авторитетных взрослых. Крах детской надежды, если «его герой» грубо проигнорирует обращение к нему ребенка, находящегося в кризисе, может привести к фатальным последствиям. Для многих детей вожатый – это последний рубеж защиты, последняя надежда на помощь. Только тогда, когда взрослые становятся очевидцами явного насилия, они вмешиваются с разной степенью успешности для последующей безопасной жизни жертвы. На этом фоне «незначимые», «неочевидные» переживания пострадавших детей от травли для многих взрослых представляется неактуальными. Плюс к этому связанная с одним из предубеждений готовность многих взрослых реагировать на детей, и особенно на подростков, обращающихся к ним за помощью от травли, как на ябед и доносчиков.

В этом качестве анализ переживаний пострадавших от травли детей и подростков становится особенно сложным.

Для определения ситуации буллинга и его последствий необходим сбор соответствующей информации и проведение клинико-психологического обследования.

Сбор информации проводится по следующим направлениям:

  • от самого пострадавшего;
  • от возможных участников издевательств над жертвой и свидетелей.


Следует самым тщательным образом провести анализ всей полученной информации. В результате проведенного анализа необходимо прояснить следующие аспекты:

  • реальность самого буллинга;
  • его длительность;
  • его характер (физический, психологический, смешанный);
  • основные проявления буллинга;
  • участники (инициаторы и исполнители буллинга);
  • их мотивации к буллингу;
  • свидетели и их отношение к происходящему;
  • поведение жертвы (поcтрадавшего);
  • динамику всего происходящего;
  • прочие важные для диагностики обстоятельства.

Полученную информацию вожатый должен сопоставить с анамнезом жизни пострадавших детей. В анамнезе жизни особенно важными для нас станут любые данные о предшествующем негативном жизненном опыте таких детей в семье, в различных детских коллективах и среди ровесников в неформальных ситуациях, количество случаев и характер пережитого ими в прошлом насилия, в частности, буллинга. При этом учитывается вероятность оговора или ложной, ошибочной интерпретации межличностных отношений самим ребенком, равно как и отказ от обсуждения своей ситуации жертвой или диссимиляция (сокрытие) как самого факта буллинга, так и его последствий.


Считается, что постстрессовое расстройство (ПТСР) у ребенка проходит 5 фаз своего развития:

1. Отчаяние. Это немедленная реакция на травматическое событие. Ребенок еще не может осознать происшедшее. Выражается в острой тревоге.

2. Отрицание. Ребенок вытесняет происшедшее. Отказывается в это верить. Возможны: бессонница, амнезия, реакция отказа, бесчувственность, псевдо-лобная расторможенность, соматические симптомы.

3. Навязчивость. Ребенок смиряется с происшедшем. Иногда она еще называется фазой депрессии. Характерны: испуг, эмоциональная лабильность, постоянное возбуждение, нарушение сна, снижение настроения.

4, 5. Прорабатывание и завершение – заключительные фазы: ребенок осознает причины происшедшего и затем приобретает надежду и способность строить планы на будущее.

Важно иметь в виду, что на протяжении всего развития как ПТСР, так и адаптационного расстройства могут наблюдаться: оцепенение, когда дети снова и снова вспоминают в деталях травматическое событие; регрессивное поведение – энурез, болезненная привязанность к вожатым, потеря навыков гигиены и других ранее приобретенных навыков. Также встречаются фобии, тревога, диссоциация, тяжелые нарушения сна, раздражительность, вспышки гнева, антисоциальное поведение (например, воровство). Особенно опасно появление суицидальных тенденций.


Диагностика постстрессовых расстройств и адаптационных нарушений у детей

При диагностике ПТСР и адаптационных нарушений (АН) у детей важно выявить специфические особенности буллинга или насилия, которому подвергся ребенок, как то:

  1. Насколько реальна в представлении ребенка была угроза его жизни или опасность серьезных повреждений.
  2. В какой степени он был вовлечен в насилие, и какие аспекты травмы были наиболее пугающими.
  3. Насколько велика в представлении ребенка была опасность для значимых для него людей.
  4. Реальная степень опасности ситуации.
  5. Реакция значимых для ребенка людей на травматическое событие.


Предложите стандартизированное интервью, направленное на диагностику ПТСР и помощь ребенку в совладании с травмой.

Опыт показывает, что оно в целом может быть использовано и для диагностической работы с несовершеннолетними, пострадавшими от травли. При этом надо иметь в виду, что и оно будет даваться трудно как ребенку, пережившему насилие, так и специалисту, его проводящему, поскольку пострадавший может проявить длительное молчание и оцепенение. Также сам травматический опыт ребенку может оказаться слишком трудным и даже непереносимым.

Интервью проводится в 3 стадии:

  1. Начало: дать возможность ребенку сначала выразить травму через игру, фантазии, метафоры, используя проективный свободный рисунок и сочинение рассказа.
  2. Работа с травмой: терапевтическое исследование переживаний ребенка.
  3. Заключение: помощь ребенку в построении текущей жизни.


1 стадия

Фокусирование. Здесь важно дать ребенку или подростку понять, что вам важно то, что он пережил, что и другие дети, с которыми вы говорили, прошли через это.

Рисование и сочинение рассказа. Предложите ребенку или подростку нарисовать то, что он хочет, а затем составить по этому рисунку рассказ. Через ваш естественный интерес вы способствуете спонтанной активности ребенка (подростка). Важно уточняющие к рисунку и рассказу ваши вопросы: «А потом что случилось?», «А это что?», «Что это значит?». С первоклассниками и инфантильными детьми по этому принципу можно работать с помощью кукол. Например, специальный дидактический комплект тряпичных кукол производства Швеции.

Соотношение с травматическим событием. Рисунок дает ключ к пониманию тревоги и механизмов совладания. Дети обычно справляются с тревогой сразу после травмы следующими способами:

  • Отрицание в воображении – придумывают другой исход травматического события.
  • Подавляют спонтанные мысли о событии, избегают напоминаний о нем.
  • Событие не отражается в воображении – ребенок рисует реальную сцену и дает неэмоциональный, «документальный» отчет о событии.
  • Ребенок возбужден, думает о возможных отрицательных последствиях, но не может сосредоточиться на актуальной теме.


2 стадия

Оживление переживания. Переход от рисунка и рассказа к обсуждению самого травматического события. Здесь можно ожидать взрыва эмоций, и ребенок должен чувствовать вашу поддержку, вы должны быть готовы защитить ребенка от избыточных эмоций. Терапевт должен быть готов разделить с ребенком горе и страх и обеспечить ему физический комфорт.

Воспроизведение травматического события. Но до этого нужно иметь гарантии, что пострадавший справится с сильными отрицательными эмоциями: «Теперь расскажи, что случилось, как это было». Восприятие травматического события. Здесь речь идет о переходе в разных сенсорных системах: «Это был стыд, сильный стыд!», «Где именно ты ощущал этот стыд?». Задача терапевта – создать безопасную обстановку для дальнейшего продолжения работы с пострадавшим.

Особые детали события. Здесь необходимо помочь ребенку разделить себя и жертву или себя и насильника.

Самый страшный момент насилия: психологические аспекты, физические аспекты.

Совладание с травматическим опытом. Важно обсуждать проблемы ответственности за насилие. Внутренний план действий. Обсуждение с пострадавшим того, как можно было бы не допустить насилия. Отреагирование всех фантазий пациента в связи с этим. Важно выявить, относит ли пострадавший вину за насилие в свой адрес.

Наказание или возмездие. Терапевт может поддержать идеи возмездия, чтобы помочь справиться с чувством беспомощности.

Страх продолжения насилия.

Контроль над импульсами. Если пострадавший связывает действия агрессора с яростью, ненавистью, безумием, можно с ним обсудить, что он сам делает, когда переживает подобные чувства. Часто он боится собственных неконтролируемых импульсов, особенно если они связаны с местью.

Страшные сны.

Ориентация на будущее.

Текущие проблемы


3 стадия

Резюме. Обсуждение интервью. вожатый дает понять пострадавшему, что он принимает его чувства как реальные и понятные для любого человека в такой ситуации. Здесь же: ребенок (подросток) не будет чувствовать себя одиноким и может рассчитывать на продолжение помощи и поддержку.

Реальные страхи. Дать понять, что совершенно нормально все эти чувства переживать в ситуации травмы.

Чего ожидать? Аккуратная информация о том, что еще из психологических и патологических феноменов пострадавший может ощущать. Динамика этих потенциальных или актуальных переживаний.

Смелость пострадавшего. Он нуждается в повышении самооценки. Оцените его смелость, похвалите за поведение во время интервью. «Ты проявил настоящую смелость, рассказав мне все о том, что произошло».

Отзыв ребенка (подростка) об интервью. Мнение ребенка об интервью, что для него было полезным, что особенно трудным и неприятным.

Заключительные слова. Поблагодарите ребенка за то, что он поделился с вами своими переживаниями. Важно в процессе всего интервью безопасно задавать прицельные вопросы относительно прояснения психопатологического статуса пострадавшего. Здесь важно, чтобы «специфические» психиатрические вопросы не усугубили бы состояние ребенка и особенно подростка. Ребенок (подросток) может подумать, что вы беседуете с ним, как с сумасшедшим. В результате – обида на вас и отказ от дальнейшего интервью. Например, максимальное количество симптомов, связанных с нарушением восприятия можно прояснить, анализируя фантазии и страхи пострадавшего.




Bullying2m.jpg

Смотреть также...

  1. Моббинг: фазы развития и профилактика
  2. Как бороться с травлей в детском коллективе
  3. Детская травля Кто виноват? Что делать?
  4. Как преодолеть травлю в детском коллективе
  5. Иерархия в кругу девочек-подростков