Классификация малых групп

Материал из Летний лагеря
Перейти к: навигация, поиск

Деление малых групп на виды

6132094qpom.jpg

Малая группа – группа людей, численностью от нескольких до нескольких десятков человек, объединенных – в том числе формально – общими целями и задачами, как правило, находящихся в личном контакте друг с другом, что приводит к возникновению групповых ценностей и норм поведения (например, осознание членами группы себя как «Мы», а иных групп - как «Они»).

Каждый человек входит в состав нескольких малых групп. Малые группы могут быть формальными (официальными) и неформальными (например, объединения по интересам). В рамках формальной Малой группы обычно складываться одна или несколько неформальных групп.

Существует множество определений малых групп, данных разными Авторами, например...

Деление малых групп на виды возможно по разным критериям.

  • Условные группы — это группы, объединенные по какому-то общему признаку, например по возрасту, полу и т. д.
  • Реальные группы — это группы, в которых люди постоянно находятся в повседневной жизни и деятельности. Они бывают естественными и лабораторными. Лабораторные — это группы, созданные в интересах их научного изучения.
  • Формальные группы — это группы, которые имеют структуру, официально заданную извне. Формальная группа функционирует в соответствии с заранее установленными, обычно общественно фиксируемыми целями, положениями, инструкциями, фирменными стандартами.
  • Неформальные группы — это группы, которые образуются на основе личностных предпочтений. Неформальная группа складывается на основе личных симпатий и антипатий ее членов.
  • Диффузные группы — это группы случайные, в которых люди объединены лишь общими эмоциями и переживаниями.


Малой группе обязательно должны быть присущи следующие конкретные черты и признаки:

  • наличие двух и более людей;
  • осуществление определенных контактов и общение между ними;
  • наличие общей цели и совместной деятельности; возникновение взаимных эмоциональных и других связей;
  • проявление чувства принадлежности к данной группе; осознание членами группы себя как «Мы», а других как «Они»;
  • формирование приемлемых для всех членов группы общих норм и ценностей;
  • функционирование качественной организационной структуры и системы руководства (власти);
  • наличие достаточного времени взаимного существования людей».


За психологией традиционно водится одна «слабость»: она создает довольно строгие научные построения, модели, теории, а затем весьма вольно применяет их на практике. Это в полной мере относится к психологии малой группы.

Как теоретическая модель, малая группа представляет собой небольшое по численности объединение детей, в котором выполняются два условия: непосредственное общение лицом к лицу, общие цели.

Наличие этих условий приводит к возникновению множества психологических феноменов и процессов, которые и составляют психологическую сущность малой группы. Среди них: нормы и ценности, которым подчиняется поведение детей в группе, устойчивые системы отношений (эмоциональные, лидерские), «Мы-чувство» и др.

К таким объединениям в полном объеме применимы разнообразные социально-психологические закономерности, описанные в психологии малой группы. Значительная часть малых групп изначально возникает (или кем-то создается) для реализации определенной социальной деятельности. Общая цель в таких группах задается самой деятельностью. Можно сказать, что такие сообщества, если дети в них постоянно контактируют друг с другом, лицом к лицу, автоматически становятся малыми группами. Такие цели могут возникать самопроизвольно благодаря тому, что дети длительное время сосуществуют в одном пространстве. Часто они «обречены» сотрудничать ради выживания, создания нормальных соседских отношений. Так формируются группы; в них возникают общие ценности, представления, стереотипы. Еще один вариант возникновения общих целей — искусственное их создание, привнесение извне. Зачем? Скажем, в идеологических, воспитательных целях или по доброй воле самих участников, стремящихся к объединению, но не находящих внутри своей деятельности оснований для создания единства. Создание таких целей — дело не простое, так как общие цели должны соотноситься с индивидуальными потребностями и целями детей, входящих в сообщество, должны обладать мощным побудительным потенциалом и должны быть действительно общими, чтобы на их основе можно было объединить детей в «Мы». Если цели извне не приходят, сами дети в состоянии породить немногое: конкуренция с другим классом, объединение для противостояния какому-то взрослому, общее увлечение «брызгалками», «сотками» или «магическими картами». Подобные цели превращают их в психологическую общность лишь на непродолжительное время. Итак, у нас есть альтернатива: либо мы работаем с той специфической социальной общностью, которую представляет отряд, как с малой группой на свой страх и риск, вольно применяя к ней известные нам закономерности и методы, либо мы работаем над превращением отряда в малую группу.

Либо — либо, очень трудно сказать, какой путь проще и правильнее.

Мы кое-что уже знаем о том, что представляет собой отряд как специфическая общность. Мы знаем, что отряду как малой группе присуща структура эмоциональных предпочтений — социометрическая. Возникает эта структура часто по половому признаку, по признаку успешности к какой-либо деятельности (в среднем звене) и по предпочтениям вожатого (в младшем звене). Во многих случаях ее характеризует внутренняя несбалансированность, конфликтность отношений как между микрогруппами, так и внутри них. Структура неустойчива, в значительной мере зависит от текущих событий и отношений, а цементировать (подпирать) ее нечем: система деловых отношений практически отсутствует.

Реальных лидеров в отряде поначалу во многих случаях просто нет, так как нет ситуаций, предполагающих совместную деятельность, нет опыта лидирования даже у тех детей, личные качества и потребности которых делают их склонными к управлению группой сверстников. Для отряда по началу типичны эмоциональные конфликты («вот не нравишься ты мне, и все!») и ценностные противоречия. Последние связаны с тем, что дети ориентированы на различные, подчас противоположные по своим устремлениям внешние референтные группы. Взаимодействуя в дальнейшем в отряде, они неизбежно попадают в ситуации конфликта мнений, ценностей, представлений. Излюбленный и повсеместно распространенный способ решения таких конфликтов — выбор «козла отпущения». Им становится ребенок, находящийся в роли отверженного.


Управление малой группой

X bdeaf1d2m.jpg

Нижеследующий материал имеет непосредственное отношение к теме адаптации детей.

Путь кенгуренка

Попадая в лагерь любой ребенок попадает в некоторую малую группу /группы. Это и будет та среда, к которой он должен адаптироваться — привести в равновесие свои внутренние процессы. В этой группе он окажется изначально в зоне формального членства. В лагерь он уже попал, но коллектив еще будет к нему присматриваться. Это состояние вряд ли будет комфортно (не будем брать крайние границы нормы — социальных отшельников) и ведущей мотивацией ребенка будет принятие. Обратите внимание: принятие. Научиться вести себя приемлемо, выполнять внутригрупповые нормы, играть в общие игры. Если, чтобы стать своим для всей группы, не только для вожатого, хорошо вести себя не обязательно, то он и не будет этого делать. Тем более, что от него никто и не требует моментального результата. Следовательно, необходимо следить за групповыми целями.

Этот этап будем называть этапом ориентации ребенка в отряде, подчеркивая, тем самым, его важность для создания у ребенка первичного представления, внутреннего образа. На нем ведущая мотивация — быть хорошим; быть принятым в группу:

  • Умения еще нет (даже если у него опыт в других лагерях, все равно, правильно себя поставить именно здесь, именно сейчас он еще не умеет);
  • Ответственность на себя не берет, да и кто сейчас с него это будет требовать, тем более, что и мотивации такой нет.

Итог: стиль — Новичок.

Ведущую социальную мотивацию определить несложно: теперь, после вхождения подростка в новую группу он должен закрепить свои позиции, подготовить себя к борьбе за ту или иную позицию и, при благоприятном стечении обстоятельств, вступить в нее. Последнее предложение может показаться чрезмерно обобщенным: не каждый ребенок воспринимается нами, как стремящийся к лидерству. Но есть несколько лидерских позиций, но кроме них есть еще и позиции ведомых. Притом, что в малой группе 5-9 подростков, позиций достаточно для вполне активного распределения. Поскольку, как уже указано, ведущий процесс на этом этапе — вхождение в группу и закрепление своей позиции в ней, этот этап пути ребенка в отряде получил название этапа интеграции. Именно наличием большего, по сравнению с реальным членским составом группы, количества возможных позиций и объясняются нередкие случаи вхождения индивида в группу быстро, и, казалось бы, без усилий. Существуют редкие исключения — дети, которые, входя в группу, изначально не собираются участвовать в «переделе сфер влияния». Они очень четко позиционируют себя, как одиночек и, как правило, без проблем занимают соответствующую позицию, часто даже не пересекая границы формального членства. Но это именно исключение, детей со столь сильной программой одиночки очень немного. Итак, ребенок имеет ведущей мотивацией «быть нужным», получив — в дальнейшем сохранить свою позицию в группе и, по возможности, сделать ее максимально комфортной. Ведущая мотивация на нужность в сочетании с осознанной нехваткой знаний, умений и навыков порождает сильную мотивацию к деятельности.

Эта мотивация является не просто одной из характеристик уровня, но есть необходимое, хотя и не достаточное, условие его достижения. Она может вырабатываться. Для этого необходимо применять индивидуальные подходы к сопровождению деятельности. Именно обучение, сфокусированное на личных потребностях индивида, позволит «взрастить» в ребенке потребность к свободе и собственной значимости. В какой-то момент времени, при анализе деятельности Партнера, возникает ощущение, что он достиг «насыщения». Что эффективность от его работы все меньше и меньше. Соответственно, он перебирается на следующую ступеньку — уровень Специалиста. Он все знает, все умеет и ни за что не отвечает, ничего делать не хочет. Здесь внутренняя мотивация может развиваться двумя путями:

  • Либо перейти в мотивацию покоя — «оставьте меня все в покое, я же все и так делаю». Тогда мы скажем, что ребенок находится на стадии стагнации. А потом превратиться в элементарную скуку от происходящего, тогда ребенок начнет искать новые средства для самоутверждения.
  • Либо превратиться в желание роста и развития. Но к этому моменту подрастают новые Партнеры и именно им достаются дополнительные полномочия. Итог: ребенок начнет искать новые средства для самоутверждения.

Как бы то ни было, никуда не деться от существования четвертой стадии, на которой:

  • Умение существует, может и не развивается, но шлифуется.
  • Ответственность уже с себя снята.
  • Ведущая мотивация, как уже было сказано, — покой.

Это тоже уровень. И он существует.

Рекомендация — мотивировать. Выделим идеальный стиль руководства — консультативный. Для повышения мотивации нужно, не уделяя чрезмерное внимание контролю над выполнением поставленных задач, оказывать ребенку существенную психологическую поддержку. Однако, как раз этот-то стиль и не будет эффективным. Во-первых, ведущая мотивация здесь противоречит идее оказания поддержки. А, во-вторых, оказание психологической помощи, когда тебя о ней не просят, может вызвать что-нибудь кроме антагонизма. Однако, самый распространенный вариант развития отношений с таким ребенком — пустить все на самотек — будет еще более губительным. Так что же делать? Ответ на этот вопрос лежит, фактически, на поверхности. Вы не сможете из демотивированного ребенка сделать мотивированного. Потому что сама эта ситуация есть якорь для демотивации, да и сам подросток к ней уже привык. Но та же схема последовательного движения подростка по стилям дает нам ответ: если обратно никак, то единственный путь к любимому стилю Партнера — через Новичка. Значит, нужно его швырнуть обратно в начало большого пути. Необходимо так изменить условия деятельности, чтобы все отработанные знания, установки и навыки стали неприменимыми. И это уже будет делегирование в общепринятом понимании. Но осуществлять это делегирование нужно в тот момент, когда ожидаемая деятельность уже наступила, но еще не поглотила ребенка. Уловить этот момент непросто.

Ролевое распределение

Столь подробный анализ пути ребенка внутри детской группы, изменения его стиля и соответствующей мотивации потребуется нам, в том числе и для того, чтобы рассмотреть такой феномен психологической жизни ребенка в группе, как принятие им на себя определенной роли. Обращая внимание на путь кенгуренка, увидим, что два из четырех стилей не предполагают принятие на себя ответственности за участие во внешнем групповом процессе. Однако, руководитель группы от своих подростков должен требовать такой ответственности, иначе весь внешний процесс будет выполняться только самим вожатым. А значит, не будет выполняться вообще. Поскольку принятие на себя ответственности за деятельность не несет в себе явного подкрепления, то стремление избежать этой ответственности абсолютно естественно. Наличие стремления избежать ответственности за ход внешнего процесса, и есть причина возникновения ролевого поведения. Приняв на себя роль, ребенок скрывается от пристального взгляда вожатого. Прими роль, и ты уже и не тот подросток, которым был до вступления в группу. Многие дети уже имеют свой персональный привычный набор ролевых амплуа. И, приходя в новую малую группу, безошибочно определяют, какая роль востребована здесь.

Классификация ролей

Bsm.jpg

По поводу классификации ролевого поведения внутри команды в психологии сказано немало. В основном, исследования касались положительных аспектов распределения ролей внутри проектной группы. А то, что связано с негативной стороной ролевого распределения в постоянной группе таким углубленным вниманием не пользовалось. Рассмотрим, как и какие роли порождают неприятности. Прежде всего, отметим, что в распределении состояний существует три стадии: Родитель, Взрослый, Дитя (РВД). Только в состоянии Взрослого, подросток способен принять какой-либо груз социальной ответственности. Родитель и Дитя — безответственны. Родитель в силу концентрации на прошлом опыте, Ребенок — из-за социальной незрелости и эгоцентризма. Подросток проживает все три состояния по очереди. Но как только подросток начинает принимать активное участие в жизни социальных групп — он имеет возможность выбрать какое-либо эго-состояние и сделать его для себя определяющим стиль взаимодействия с большинством групп. Поскольку Родительское и Детское состояния порождают безответственное поведение, то они должны порождать разные наборы игровых ролей. Таких ролей будет по четыре для каждого состояния. Самое интересное, они были описаны и выделены достаточно давно, но по отдельности, без связи с теорией группового процесса.

Детские роли

Любая детская роль в группе — метод ухода от ответственности путем принятия на себя образа, несовместимого с этой ответственностью.

Ребенок-герой

Такие индивидуумы попадаются сплошь и рядом, тем более, что наша культура, фактически, поощряет такое поведение. Герой всегда предоставляет лидеру возможность гордиться чем-либо. В первую очередь собой. Он всегда лучший, но это первенство не есть результат реальных достижений. Героя очень удобно использовать как предмет демонстрации, одушевленную потемкинскую деревню. Однако, очень скоро становится понятно, что от вас требуется все больше энергии на поддержание его достижений. А поскольку мотивация у Ребенка-Героя не в грамотном выполнении своих обязанностей, а в чувстве собственной значимости для вас и команды, он изрядно расстраивается, когда его перестают гладить по головке и начинает искать новые способы выделиться. Новые способы будут, по-прежнему, лить вожатому бальзам на душу. Тут возникает реальная опасность попадания вожатого в зависимость от Героя. Хотя зависимость эта мнимая: присмотревшись к ситуации, можно легко понять, что большая часть достижений Героя — лишь следствие деятельности лидера. Вопрос — насколько роль Героя является следствием установок лидера по отношению к Новичку и желания Новичка этим установкам следовать. В семье так и бывает: ребенок начинает соответствовать невысказанным ожиданиям родителей и получает за это подкрепление. В какой-то момент времени роль становится привычной — и начинает эксплуатироваться индивидом и в жизни лагеря.

Почему можно сказать, что Герой отказывается от ответственности? Потому что он теряет индивидуальность в погоне за удовлетворением чужих ожиданий, а ответственность без индивидуальности не существует. Надо заметить, что у Новичков, с удовольствием играющих Детские роли, мотивация — быть хорошими.

Козел Отпущения

Если запрос на соответствие ожиданиям представляется индивиду невыполнимым, он может избрать стратегию ухода от ответственности под маской вечного бунтаря. Модель «бунтующего подростка», казалось бы, только и ждущего, чтобы можно было вспылить и хлопнуть дверью. Если у вас в группе есть ребенок, проигрывающий эту роль, то он регулярно будет находиться в центре внимания. Он очень удобен для группы, поскольку покупает членство в ней занятием роли, в которой его можно пинать за что угодно. Его поведение будет регулярно предоставлять такую возможность. Не надо путать роль Козла с позицией лидера оппозиции. Хотя, если не будет никаких достойных кандидатур, Козел может ее занять. Кроме чисто логического различия есть большое при внешнем анализе группы отличие: лидеру оппозиции свойственна постоянная критика внешнего и внутреннего процессов, Козлу — нигилизм. Если прямое противостояние в группе не представляется возможным, Козел Отпущения избирает тактику ухода из внутреннего процесса. Однако, он не покидает группу, а остается ее членом, регулярно появляясь и начиная «мутить воду». Козел способен на какое-то время притаиться и ждать своего часа. Способ избегать ответственности здесь более прямолинейный, чем у Героя. Если Герою дополнительная ответственность как бы и не нужна, в группе он мастерски создает имитацию бурной деятельности, то Козлу Отпущения доверить дополнительную ответственность просто страшно. При этом, на эмоциональном уровне Козел имеет имидж «человека непутевого».

Клоун

Когда общая готовность внимания и к достижениям, и к бунту недостаточна, можно найти еще один способ привлечь общий интерес — вызвать общее веселье. Это срабатывает в группах с низким интеллектуальным багажом и авторитарным лидером. При высоком уровне напряжения, возникающего в межличностном общении, роль Клоуна всегда востребована. Соответственно, найдется индивид, который променяет личное достоинство на членский статус и снижение ответственности. Разница между просто веселым подростком и игроком в Клоуна заключается в объекте веселья. Если весельчак всегда имеет наготове шутку направленную вовне группы, являющуюся просто методом снижения общего напряжения, то Клоун выберет объект шуточного поведения внутри группы. Клоун может выбрать объектом веселья себя. Совершив для этого нелепое действие, которое не противоречит нормам группы. Более того, спустя какое-то время в неписаных нормах группы эта нелепица сделается обязательной именно для этого ребенка. Если же объектом веселья выбирается другой член группы, шутка, как правило, будет обидной. Как и Герой, Клоун жертвует частью себя во имя удовлетворения общих ожиданий. Даже когда нет необходимости в разрядке, он продолжает применять старые проверенные схемы. Схема отказа от ответственности кажется очевидной: ну как передать ответственность дурачку. Но именно Клоун, как правило, не кажется окружающим играющим. Сам процесс отказа от чувства собственного достоинства представляется многим настолько невероятным, что Клоуну приписывается природная склонность к чудачеству. Существующая роль Грустного Клоуна является лишь разновидностью Клоуна. Самым известным примером Грустного Клоуна является Пьеро. Грустный Клоун нелеп, неуместен. Романтические пассажи Пьеро про Мальвину внутри театрального представления Карабаса именно неуместны и, поэтому смешны. Может возникнуть ощущение, что игра сама по себе есть нечто для подростка неприятное и вызывающее желание из нее выйти. Однако, игра представляется многим лучшим средством выживания в группе. И действительно, на момент обретения и фиксации первых ролей, их применение — наилучший способ реагирования на внешнюю среду. Позволяющий, кстати, весьма полно компенсировать энергетические затраты, связанные с выработкой новых поведенческих схем.

Потерянный

Потерянный избавляется от ответственности максимально просто — «мимикрируя» под внешнюю среду. Его просто не заметно среди более активных коллег. Это регулярно встречающийся вариант в группах. Потерянный живет в убеждении, что наилучшим способом оказаться полезным любому процессу — это ему не мешать. Как правило, отказ от ответственности для Потерянного — следствие низкого уровня самооценки. Потерянный что мало-помалу убеждает в своей никчемности всех окружающих. Если три предыдущих роли характеризовались активным отказом от ответственности, то Потерянный просто оставляет ее всем остальным, чтобы не испортить общее дело. В отличие от Козла Отпущения, Потерянный при уходе не хлопает дверью. Он просто скрывается и это не сразу замечают. Отличие Потерянного от Грустного Клоуна легче всего заметить по чувствам, возникающим при встрече с ними: Потерянного всегда немного жалко, а Клоун вызывает веселье публики даже трагичным поведением. Любая детская роль — тот феномен, который Фрейд называл возрастной регрессией — применение поведенческих моделей, эффективность которых была испробована подростком еще в самом раннем детстве. Соответственно, для возникновения такой регрессии почти всегда достаточно поместить ребенка в ситуацию более или менее сильного стресса, когда у него не будет готовых поведенческих сценариев. Сила стресса, необходимая для адресации ребенка к его прошлому опыту может быть разной. Предугадать наступление такой реакции практически невозможно. Поэтому необходимо пристальное внимание к поведению ребенка со стороны вожатого. Отказ от ответственности с использованием любой детской роли основан на принципе «я это не возьму». Соответственно, принятие этой позиции вожатым приводит к бесконечному процессу воспитания, улучшения ребенка. И постоянной надежде, что вот еще чуть-чуть. Но именно надежде, причем, необоснованной. Ребенок выйдет из игры только в двух случаях: если перестанет получать подкрепление своим действиям и найдет новые способы участия во внутригрупповом процессе. Отсюда следует, что задача перевода подростка в доминирование Взрослого состояния, может и более сложная, но более свернутая во времени. Основной минус Детских ролей в том, что играть их позволяется не очень долго. Если команда превращается в детский сад, а вожатый — в нянечку. Кроме того, Детское поведение достаточно явно; его легко вычислить. Но, как было уже сказано выше, подросток — существо адаптивное. И в процессе адаптации к группе легко переходит к принятию ответственности и отправляется играть родительские роли.

Родительские роли

Если в Детской роли для оправдания безответственности используются причины субъективного свойства, то более высоким уровнем ролевого мастерства являются роли Родительские. Подросток активно демонстрирует объективные причины, по которым он не может отвечать за сделанное. Если Ребенок с легкостью демонстрирует собственную непригодность к делу, то Родитель демонстрирует непригодность всех остальных.

Вождь

Стратегия Вождя максимально проста: лучшая оборона от ответственности — наступление. Если не получается выполнять свою деятельность так, как надо, надо найти того, кто в этом виноват. При этом Вождь весьма недвусмысленно демонстрирует авторитарное поведение. Любимое слово у него — «лидер». Сам он, естественно, тоже лидер. Все должны идти за ним к светлому будущему. Вождь обычно крайне самоуверен. Он может полностью соответствовать имиджу успешного подростка достаточно долгое время. Неудачи его не сбивают с пути, так что, для перехода на Взрослый уровень, роль Вождя самая благоприятная. Его навыки общения с сверстниками несколько ниже необходимого и для их усовершенствования он применяет большое количество несложных управленческих схем. В силу энергетики и могучей пробивной силы, Вождь легко захватывает позицию Лидера-Организатора. Но убежденность в собственной правоте заставляет его пытаться собрать «коллекцию корон», претендовать на позицию интеллектуального и эмоционального лидера. Более того, Вождь может пытаться монополизировать право на критику внутри группы, то есть присвоить себе ведущую функцию Лидера Оппозиции.

Компьютер

Если для Вождя органичной будет позиция Организатора, то для Компьютера — позиция Интеллектуального Лидера. Компьютер всегда все знает. Он имеет потребность доказать, что все остальные менее компетентны. Если бы все знали то, что знает он, проблем бы не было, но, — увы. Его личный уровень компетентности, которого он безуспешно пытается добиться от окружающих, — его щит на пути развития и обратной связи. Как правило, Компьютер крайне некомпетентен в вопросах человеческих отношений. Эта особенность личности наиболее ярко проявляется в речи: у Компьютера она безжизненна, со слабовыраженными интонационными нюансами. Кроме того, Компьютер обожает безличные выражения. Сама по себе роль Компьютера фактически безвредна для группы в целом, однако, в условиях «дефицита» лидеров, он может оказаться «у руля» группы. Это, в первую очередь, приведет к снижению уровня доверия существующего в группе. Дело в том, что в условиях социального взаимодействия, каковыми являются условия любой деятельности, неумение строить отношения, эмоциональная некомпетентность с легкостью порождают низкую самооценку и снижают доверие.

Мученик

Мученик — роль с наиболее сложной поведенческой структурой. Если первые две роли в качестве объективных причин выдвигают некомпетентность окружающих (лидерскую или интеллектуальную), то Мученик идет по пути парадоксальному: он, фактически, оправдывает свою некомпетентность. Как и Потерянный, Мученик очень грамотно вызывает жалость к себе, но, в отличие от первого, демонстрирует свою беспомощность на каждом шагу. Можно сказать, что любой элемент поведения Мученика несет в себе скрытое послание: «Я и так никчемный, не стоит меня и дальше нагружать вашими проблемами». Мученик никогда не откажет сверстнику в помощи, но согласится с очень глубоким вздохом.

Рубаха-парень

Очень напоминает Клоуна. В первую очередь тем, что он внимателен к эмоциональной составляющей внутригруппового процесса. Но Рубаха-парень обладает более широким поведенческим репертуаром. Рубаха-парень — психолог от природы. Он мастерски анализирует сильные и слабые стороны детей и использует результаты этого анализа для достижения личной популярности. Умение всем нравиться постоянно приводит к тому, что Рубаха-парень попадает в лидеры среднего звена. После назначения, он организует кипучую деятельность по поддержанию морального духа остальных. Для него очень просто освоить изящные техники манипуляции, но использует он их исключительно для поддержания личной преданности сверстников. За это имеет репутацию стойкого борца с произволом взрослых, причем, в чем-то заслуженную. Главное отличие Рубахи-парня от трех других Родительских ролей — он единственный холит и лелеет безответственность не только в себе, но и в своих ровесниках.

Основное отличие Родительских и Детских ролей — в негативном эффекте. Дети убивают деятельность отряда непосредственно, а Родители — посредством ухудшения социального климата внутри групп. После столь подробного описания резонен вопрос: «Как бороться с игроками, и возможно ли это?». Возможно. Если только не бороться, а грамотно построить процесс роста ребенка в отряде. На этой жизнеутверждающей ноте мы перейдем на более высокий уровень анализа.

Роли, игры, сценарии

X ec373c45m.jpg

Перейдем к социальному уровню описания группы, к драме внутригруппового взаимодействия. Процесс этот настолько же интересен, насколько обширен, так что изложим все как можно более кратко. Как существует индивидуальный путь ребенка в группе, так существует и путь группы, от «рождения» до «смерти». Сразу условимся, что «рождение» группы происходит каждый раз при значимом внешнем воздействии, определяющем изменения на любом из четырех уровней описания группы. «Смерть» группы определяется завершением главного внешнего процесса, то есть удовлетворением принятой общей цели. Стадии развития группы описаны неоднократно, в общем, все сходятся на том, что их четыре:

  • Стадия знакомства. Начинается с момента «рождения» группы и продолжается вплоть до того момента, когда у каждого члена группы сложатся в голове образы всех остальных членов; пока не станет понятно: насколько безопасен каждый Другой, насколько с ним можно демонстрировать себя, насколько Другие нацелены на борьбу за лидерские позиции;
  • После знакомства. Когда «психологические карты» открыты, начинается период конфликта. Члены группы вступают в борьбу за лидерские позиции и делят зоны ответственности. В группе численностью 5 — 9 подростков этот процесс может протекать практически незаметно.
  • После завершения конфликта группа может переходить к рабочей стадии своего существования. То есть главный внешний процесс становится основным смыслом существования группы. Для перехода к рабочей стадии необходимо, чтобы в конце конфликта каждый член группы привел свои личные цели в соответствие с принятой целью главного внешнего процесса. Очевидно, что работа над выполнением внешних целей будет длиться до тех пор, пока эти цели актуальны и соответствуют внутренним целям участников;
  • После удачного или неудачного завершения внешнего процесса, группа потихоньку или быстро умирает. В условиях лагеря внешние процессы так быстро сменяют один другой, что одна и та же рабочая группа может «прожить девять, и более, жизней». Процесс умирания нередко проходит достаточно тяжело. Каждый, кто покидал умирающую группу в поисках дальнейшего личного развития, знает, что самое сложное — рвать личные контакты.

Интересно, что стадии жизни рабочей группы прямо напоминают стадии пути ребенка в этой группе. Причины этому можно искать как в понятиях мистических, так и в сугубо земной реальности. Очень любопытные выводы получаются, если рассмотреть жизненный цикл группы с позиции техник структурирования времени:

  • На стадии знакомства основная часть времени ребенка внутри группы будет поделена между деятельностью и времяпровождением, причем, не всегда в пользу деятельности. Любые другие формы межличностного взаимодействия пока будут для него слишком опасны, так как уровень доверия к нему и от него низок;
  • На стадии конфликта к работе и времяпровождению добавится игра, как метод структурирования времени. Именно на этом этапе будет пышным цветом цвести манипулятивное общение. При анализе практически любой неэффективной группы, как правило, наблюдается множество игр очень изящно замаскированных под участие во внешнем процессе;
  • Если группа не завязнет в знакомстве и конфликте, все формы деятельности уступят пальму первенства. Группа начнет движение к смерти;
  • По пути к смерти межличностные связи в группе будут крепнуть. Будет повышаться уровень доверия. Поэтому в умирающей группе можно заметить очень сильный всплеск близости между детьми.

Определив ведущий тип времяпровождения, можно очень точно понять, на какой стадии жизненного пути находится группа. Связь техник времяпровождения с этапами личного пути подростка в группе настолько очевидна, что вышеизложенного материала достаточно, чтобы структурировать эту связь.


Рассмотрим классификацию малых групп. Условные, или номинальные, – это группы, которые объединяют детей, не входящих в состав ни одной малой группы. Иногда выделение таких групп необходимо в исследовательских целях, чтобы сравнить результаты, полученные в реальных группах, с теми, которые характеризуют случайное объединение детей, не имеющих ни постоянных контактов друг с другом, ни общей цели. В противоположность номинальным группам выделяются реальные. Они представляют собой действительно существующие объединения детей, полностью отвечающие определению малой группы.

Естественными называют группы, которые складываются сами по себе, независимо от желания вожатого. Они возникают и существуют, исходя из потребностей включенных в эти группы детей.

Условные, или номинальные, группы представляют собой искусственно выделяемые вожатым объединения детей.

Естественные группы делятся на формальные и неформальные (другое название – официальные и неофициальные). Первых отличает то, что они создаются и существуют лишь в рамках официально признанной деятельности, вторые возникают и действуют как бы вне рамок этой деятельности. Цели, преследуемые официальными группами, задаются извне на основе задач, стоящих перед отрядом, в которую данная группа включена. Цели неофициальных групп обычно возникают и существуют на базе личных интересов их участников, могут совпадать и расходиться с целями официальных.

Малые группы могут быть референтными и нереферентными. Референтная – это любая реальная или условная (номинальная) малая группа, к которой подросток добровольно себя причисляет или членом которой он хотел бы стать.

В референтной группе индивид находит для себя образцы для подражания. Ее цели и ценности, нормы и формы поведения, мысли и чувства, суждения и мнения становятся для него значимыми образцами для подражания и следования.

Нереферентной считается такая малая группа, психология и поведение которой чужды для индивида или безразличны для него. Кроме этих двух типов групп, могут существовать и антиреферентные группы, поведение и психологию членов которых подросток совершенно не приемлет, осуждает и отвергает.

Все естественные группы можно разделить на высокоразвитые и слаборазвитые. Слаборазвитые малые группы характеризуются тем, что в них нет достаточной психологической общности, налаженных деловых и личных взаимоотношений, сложившейся структуры взаимодействия, четкого распределения обязанностей, признанных лидеров, эффективной совместной работы. Вторые представляют собой социально-психологические общности, отвечающие всем перечисленным выше требованиям. Слаборазвитыми по определению являются, например, условные и лабораторные группы (последние часто лишь на первых этапах их функционирования).

Среди высокоразвитых малых групп особо выделяются коллективы. Психология развитого коллектива характеризуется тем, что деятельность, ради которой он создан и которой на практике занимается, имеет, несомненно, положительное значение для очень многих детей, не только для членов данного коллектива. В коллективе межличностные отношения основаны на взаимном доверии детей, открытости, честности, порядочности, взаимном уважении и т.п.

Для того чтобы назвать малую группу коллективом, она должна соответствовать ряду весьма высоких требований: успешно справляться с возложенными на нее задачами (быть эффективной в отношении основной для нее деятельности), иметь высокую мораль, хорошие человеческие отношения, создавать для каждого своего члена возможность развития как личности, быть способной к творчеству, т.е. как группа давать детям больше, чем может дать сумма того же количества индивидов, взаимодействующих в отдельности.

Психологически развитой как коллектив считается такая малая группа, в которой сложилась дифференцированная система различных деловых и личных взаимоотношений, строящихся на высокой нравственной основе. Такие отношения можно назвать коллективистскими.

Что же такое коллективистские отношения? Они определяются через понятия нравственности, ответственности, открытости, коллективизма, контактности, организованности, эффективности и информированности. Под нравственностью имеется в виду построение внутриколлективных и внеколлективных отношений на нормах и ценностях общечеловеческой морали. Ответственность трактуется как добровольное принятие коллективом на себя моральных и других обязательств перед обществом за судьбу каждого подростка независимо от того, является он членом данного коллектива или нет. Ответственность также проявляется в том, что члены коллектива свои слова подтверждают делом, требовательны к себе и друг к другу, объективно оценивают свои успехи и неудачи, никогда не бросают начатое дело на полпути, сознательно подчиняются дисциплине, интересы других детей ставят не ниже своих собственных, по-хозяйски относятся к общественному добру.

Под открытостью коллектива понимается способность устанавливать и поддерживать хорошие, строящиеся на коллективистской основе взаимоотношения с другими коллективами или их представителями, а также с членами своего коллектива. На практике открытость коллектива проявляется в оказании разносторонней помощи другим коллективам, не членам коллектива. Открытость является одной из важнейших характеристик, по которой можно отличить коллектив от внешне похожих на него социальных объединений.

Понятие коллективизма включает в себя постоянную заботу членов коллектива о его успехах, стремление противостоять тому, что разобщает, разрушает коллектив. Коллективизм – это также развитие добрых традиций, уверенности каждого в своем коллективе. Чувство коллективизма не позволяет его членам оставаться равнодушными, если задеты интересы коллектива. В таком коллективе все важные вопросы решаются сообща и, по возможности, при общем согласии.

Для подлинно коллективистских отношений характерна контактность. Под ней понимаются хорошие личные, эмоционально благоприятные дружеские, доверительные взаимоотношения членов коллектива, включающие внимание друг к другу, доброжелательность, уважение и тактичность. Такие взаимоотношения обеспечивают в коллективе благоприятный психологический климат, спокойную и дружелюбную обстановку.

Организованность проявляется в умелом взаимодействии членов коллектива, в бесконфликтном распределении обязанностей между ними, в хорошей взаимозаменяемости. Организованность – это также способность коллектива самостоятельно обнаруживать и исправлять недостатки, предупреждать и оперативно решать возникающие проблемы. От организованности непосредственно зависят результаты деятельности коллектива;

Одним из условий успешной работы коллектива и установления доверительных взаимоотношений является хорошее знание членами коллектива друг друга и состояния дел в коллективе. Это знание называется информированностью. Достаточная информированность предполагает знание задач, стоящих перед коллективом, содержания и итогов его работы, положительных и отрицательных сторон, норм и правил поведения. Сюда же входит хорошее знание членами коллектива друг друга.

Эффективность понимается как успешность решения коллективом всех имеющихся у него задач. Одним из важнейших показателей эффективности высокоразвитого коллектива является сверхаддитивный эффект. Он представляет собой способность коллектива как целого добиваться результатов в работе гораздо более высоких, чем это может сделать такая же по численности группа детей, взаимодействующих независимо друг от друга, не объединенных системой описанных отношений.

Таких малых групп, которые полностью бы отвечали всем перечисленным требованиям коллектива, в действительности почти нет. Большинство реально существующих малых групп занимает промежуточное положение между слаборазвитой группой и высокоразвитым коллективом. По отдельным своим социально-психологическим параметрам эти группы вполне могут претендовать на то, чтобы называться коллективами, однако по другим серьезно уступают. Представленную модель надо рассматривать скорее как идеал, к которому должен стремиться коллектив в процессе своего развития.




1239270777 15.jpg

Дополнительно