Как формируются правила игры в детской команде

Материал из Летний лагеря
Перейти к: навигация, поиск
X 291b2a5f.jpg

Корпоративная культура — это своего рода «коллективный разум» любой детской группы. Она определяет, как группа будет мыслить и как она будет действовать.

Главный элемент данного «разума» — это те «правила игры», по которым живут все участники детского коллектива. Набор этих правил далеко не полностью прописан в правилах детского лагеря. Но он прочно усвоен вашими подопечными: «Это — можно, это — ни-ни». При этом многие правила даже не осознаются. Будучи неосознанными и хорошо спрятанными в коллективном бессознательном, они управляют вашей детской группой вне зависимости от того, как ею хотите управлять вы.

Набор «правил игры» для данной конкретной детской малой группы нельзя записать в виде инструкции и запустить в работу волевым решением. Они возникают, закрепляются и изменяются по определенным законам. То, как это происходит, можно ярко увидеть на примере одного старого эксперимента.


История с обезьянами

Дано: клетка. В ней к потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подходит к лестнице с явным намерением достать банан. Как только она дотрагивается до лестницы, вы открываете кран и со шланга поливаете всех обезьян очень холодной водой. Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Те же действия с вашей стороны. Третья обезьяна пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

Что произошло? В группе возникло правило: за бананом не лезть или будет холодный душ. До тех пор, пока продолжаются попытки и вы стоите наготове со шлангом, каждое подобное событие укрепляет это правило. И так до тех пор, пока это правило не закрепится в группе настолько, что сама группа начнет поддерживать его выполнение. Лучше уж ждать кормежки по расписанию, чем так расплачиваться за какой-то жалкий банан... После этого вы можете отключить воду.

Теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она видит злые морды остальных обезьян, атакующих ее. После третьей попытки она понимает, что достать банан ей не удастся...

Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она пытается достать банан, все обезьяны дружно атакуют ее, причем и та, которую заменили первой (да еще и с энтузиазмом). И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы приходите к ситуации, когда в клетке находятся пять обезьян, которые никому не позволят достать банан, хотя ни одну из них водой не поливали.

Итак, у вас сложилась устойчивая норма — за бананом лезть нельзя. Почему нельзя — вам уже никто не объяснит. Тех, кто могли объяснить, уже нет здесь, они в другой клетке. Нельзя — и все. Так принято. Попадающие в клетку новички быстро обучаются новому правилу: полезешь за бананом — соседи побьют. Почему побьют — неизвестно. Принято так у них.

Шланг давно висит в сторонке, никто никого поливать не собирается, а это правило продолжает жить и работать. Если кто-то попытается привлечь внимание к бананам или даже достать их, находясь внутри клетки (как «коллега»), — исход в большинстве случаев предсказуем. Если же кто-то попытается привлечь внимание к бананам, находясь снаружи (как «советчик»), — его вежливо послушают, а потом вздохнут и отвернутся.


Как рождаются правила игры

Ребята, приехавшие в детский лагерь, приносят с собой какие-то свои представления о правилах игры. При этом вовсе не факт, что правила закрепятся в группе именно в том виде, в котором их принесли ребята, — даже если это был сам лидер.

Первичным правилам надо пройти испытание в деле. Только пройдя через ряд событий и получив соответствующий опыт, группа окончательно сформулирует то правило, которое будет действительно работать здесь. Может случиться и так, что формулировка правила в процессе испытания поменяется на прямо противоположную.

Рассмотрим модель, по которой происходит создание правил игры в группе. Три главных фактора здесь — это те самые ребята (лидер, участники, новые участники), события, которые с ними происходят, и толкования — как эти ребята объясняют то, что с ними произошло.

В зависимости от того, какие ребята собрались в вашем подопечном коллективе, какие они принесли свои ценности, убеждения, страхи, желания, представления и т.п., — такие у вас и будут начальные ингредиенты для варки «коллективных правил». Сильные и опытные участники будут более адекватно реагировать на события, успешно справляться с большинством из них и вырабатывать адекватные правила для работы с этими событиями в будущем. Чем более участники слабы и неопытны, тем хуже они будут справляться с событиями и тем больше будет сделано глупых выводов, придумано глупых правил и табу. Лидеры детских групп отбирают сверстников и имеют среди них наибольший вес и наибольшую власть. Следовательно, культура детских групп прежде всего является отражением личностей лидеров — как ярко видимых, так и скрытых их сторон.

Далее, многое определяется тем, что за события и с какой частотой с вами происходят. Если события суровые, но детская группа переживает их успешно — они могут оказаться очень полезными, как прививки. Если они слишком суровы и группа не справляется с ними — то рано или поздно они приведут к очень суровым ограничениям. Если событий мало или они слишком слабые — то детская группа начинает вариться в собственном соку и остается рыхлой, неопытной, слабой. Но если уровень событий достаточно серьезный, чтобы обратить на себя внимание, но при этом благоприятный, чтобы успешно пережить события, и их частота оптимальна для усвоения, то они помогут участникам быстро сработаться и многому научиться.

Толкование того, что происходит, часто имеет решающее значение. Одно и то же событие можно истолковать по-разному. Например, если ключевой участник группы допустил ошибку и остальные ребята ее истолковали как нечто недопустимое и опасное — то последующие выводы и действия повернут культуру в одну сторону. Если же ту же ошибку истолковали как важное обучение и важный для всей детской команды опыт — у этой детской группы появляется шанс извлечь пользу из этого события и сделать право на ошибку нормой культуры.

В критических ситуациях, с сильным накалом страстей, когда ребята в группе оказываются на ключевой развилке, становится важным, какое толкование прозвучит первым — именно оно направляет всю детскую группу к тем или иным действиям. При этом сначала ребята смотрят на лидера: как отреагирует на это событие он.

Далее, когда ребята вместе прошли через ряд событий, у них появляется определенный опыт взаимодействия, закрепленный в моделях поведения. Если опыт был успешный и взаимодействие постоянно тренировалось, то мы имеем слаженную группу с отработанными приемами командной игры. Если опыт был недостаточный или неудачный и болезненный, мы будем иметь группу подростков, взаимодействие которых далеко от идеального варианта. Тем не менее, их модели поведения, пусть коряво и неумело, но будут как-то обеспечивать выживание этой группы. Именно поэтому при всей их очевидной глупости от них будет не так-то просто избавиться.

В зависимости от того, как истолковываются те или иные события, делаются определенные выводы и принимаются определенные решения. Выводы и решения направляют поступки, а поступки порождают новые события, которые закрепляют сделанные ранее толкования. Например, если ошибка — это плохо, то обычный вывод-решение — наказать. Наказание как событие только укрепит отношение к ошибке как к чему-то недопустимому. Если же ошибка — это важный опыт, то из этого следует вывод: возможно, на этом опыте удастся заработать какие-то бонусы? И решение: а давайте попробуем! Если заработать на ошибке удается, это только укрепляет группу ребят в правильности такого толкования. Именно так группа попадает в определенную колею, где толкование является отправной точкой, а сделанные выводы направляют движение и делают это толкование правильным.

Толкования, которые закрепились в качестве правильных, начинают ограничивать восприятие участников группы. Ребята начинают видеть все происходящее вокруг через определенные шаблоны восприятия. Шаблоны восприятия и создают «картину мира» детской группы. Что бы ни происходило и что бы внешний ровесник (или даже взрослый) ни говорил участнику такой группы, он будет воспринимать только то, что позволено шаблонами, и не будет слышать и видеть того, что шаблонами не позволяется. В некоторых детских группах, где ошибки есть вещь крайне непозволительная, мы обнаружим, что ребята не просто «не признают» сделанных ошибок. На самом деле они их не видят, причем не видят, даже если их вожатые им прямо на них указывают.

В итоге получаем то, что называем общими правилами игры. Шаблоны восприятия определяют, что и как подростки на детской летней программе в лагере должны видеть и слышать. Выводы и решения говорят о том, что делать, а модели поведения реализуют это в действиях.


Они не знают, что бывает лучше...

Подросток уже сформировал для себя некие представления об окружающем мире и видит этот мир лишь через призму своих представлений. У него сложилась собственная картина мира. Что в эту картину мира не вписывается — того подросток часто не видит и не слышит.

Детский коллектив, сформированный ребятами и их вожатыми, тоже формирует свою картину мира, причем делает это гораздо быстрее. Точно так же этот детский коллектив не видит и не слышит ничего из того, что этой картине мира противоречит.

Способ изменить такую картину мира существует лишь один: новый опыт. До тех пор, пока подросток на своем опыте не узнает, что бывает лучше, что можно сделать по-другому и эффективнее, — он по-другому делать не начнет. До тех пор, пока в корпоративной клетке детской группы не появится герой, который преодолеет сопротивление и все-таки сорвет свой банановый куш, остальные за бананами не полезут.

Поэтому, когда мы сталкиваемся в детской группе с некими убеждениями-нормами-правилами, которые очевидно устарели и мешают ребятам группы двигаться дальше, последнее, что мы можем сделать — это их осуждать и начинать с ними бороться. Ни одно из них не возникло просто так. Каждое правило, однажды появившееся в детской группе, возникло для решения какой-то определенной задачи. Когда-то в оргпериод эта группа искала наилучшее решение для ситуации, в которой оказалась тогда. Она нашла его — и справилась с ситуацией. То решение и было закреплено в виде правила. Ситуация за дальнейшее время, проведенное в детском лагере, могла измениться, правило — устареть и стать помехой. Но до тех пор, пока оно не опровергнуто опытом, оно будет считаться правильным.